Генеалогия, архивный поиск, история семьи, составление родословных
Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГлавная Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискАрхив Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГенеалогия Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискСписки архивов Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Услуги сайта Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Поиск в Израиле Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Маленькие истории Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск  Блог Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Пишите

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Об авторе

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКаталог сайтов

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискПресс - релизы

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискЧАВО

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКарта сайта

Рассылки Subscribe.Ru
архивное дело: генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Частный электронный архив личных фондов и коллекций документов

Архив Александра Рашковского


Архив Александра Львовича Рашковского

История экономики и культуры Вятского края
в контексте мирового развития

Расцвет Европы с XI века был вызван, прежде всего, ростом грамотности.
Понятна связь образованности с демографическим ростом (лучшие условия
жизни, прежде всего, уменьшают смертность), с развитием городов,
торговли и т.п. Не так понятна связь образованности с ростом
утопического (планового, проектного) сознания и с появлением утопий
церковных и светских, прежде всего ведущих к образованию жёстких
централизованных структур. Однако, связь тут всё же есть.

Грамотность, образованность делает человека центром сложной иерархической структуры, которая вся оказывается в его распоряжении, покорно лежит перед ним как книга, ожидающая, что её прочитают, как белая бумага, ожидающая, что её испишут. Образованный человек оказывается повелителем мира,  то есть, на самом деле, он повелевает знаками, но знаки влияют на мир так, как никакая магия неспособна. Отсюда и появление уверенности в том, что мир может быть переделан в лучшую
сторону, сконструирован заново, причём конструирование это должно
быть осуществлено через централизацию. Конечно, это лишь первая стадия
образованности, но она заняла целое тысячелетие. Так школьник,
научившийся читать, воображает себя центром вселенной. Лишь постепенно
осваивает человек следующую особенность грамотности: она не ему
исключительно принадлежит, она не является средством, которое даётся
ему для управления миром через посредство других людей. Грамотность
есть средство общения с другими людьми, а уж управление миром есть
возможное, хотя не обязательное следствие из этого общения, и
интересами этого общения ограничено.

Кредитная кооперация как организационно-правовая форма зародилась в Германии в конце XIX века. Начало массового развития сельскохозяйственных и кредитных кооперативов прочно связано с именами и деятельностью "отцов-основателей" кооперации Фридриха Вильгельма Райффайзена, Х. Шульце-Делича и доктора Вильгельма Гааза. Райффайзен был основателем первых сельскохозяйственных кредитных касс, которые одновременно вели в интересах своих членов торговую деятельность (кредитные кооперативы с товарными функциями). Деятельность Шульце-Делича была связана, прежде всего, с созданием кредитных кооперативов для обслуживания мелких предпринимателей и ремесленников, занятых в несельскохозяйственной сфере. Он был духовным отцом Бреславского общества и смотрел на потребительскую кооперацию не как на часть социального движения рабочих за свое освобождение, а,  единственно,  с точки зрения сбережений, которые она дает людям. (Ленский З. «По кооперативной Европе. Путевые очерки». М., 1912, с.19). В этой же книге отмечается, что уже в 70-х годах ХIХ века в городе Рочтдэле (Англия) было общество потребителей, объединяющее около 10.000 членов, т.е. весь город был кооперативно организован (с.165-166).
Первое кредитное товарищество, принципы деятельности которого под названием "райффайзеновской системы" после были переняты сельскими кредитными кооперативами во всей Западной Европе, было основано в апреле 1869 г. в деревне Геддерсдорф. Это было время, когда бурный расцвет ростовщичества еще более закабалял крестьян, остро нуждающихся в финансовых средствах для покупки земельных участков и сельскохозяйственного производства. Райффайзен быстро убедился в том, что благотворительная помощь сама по себе не способна решить проблемы крестьян. Поскольку существовавшие на тот момент банки не могли на приемлемых условиях обеспечить сельское население кредитами, Райффайзен поставил задачу научить крестьян мобилизовывать собственные сбережения и использовать их наиболее экономически грамотным путем. Наряду с экономическими знаниями в области бухгалтерии и ведения собственного хозяйства, крестьяне приобретали чувство солидарности, уверенности в своих силах, способности преодолеть зависимость от неблагоприятных внешних обстоятельств. По сути дела, они учились мыслить в новых экономических условиях формирующегося рынка. Райффайзен сформулировал принципы, которые впоследствии легли в основу принципов Международного кооперативного альянса:

  • неограниченная ответственность членов товарищества, повышающая доверие к его кредитоспособности;
  • строгая локализация деятельности товарищества территорией одной общины или церковного прихода;
  • обязательство быть членом только одного кредитного кооператива;
  • бесплатность труда органов управления;
  • преимущественное расходование прибыли на формирование специального фонда развития кооператива;
  • использование полученных кредитов строго на производственные цели.

Товарищества, построенные по этому образцу, оказались весьма жизнеспособными и, в общем,  отлично приспособленными к условиям сельской жизни и сельскохозяйственного кредита, особенно на начальном периоде их развития. Райффейзену и его ближайшим сотрудникам удалось решить нелегкую задачу, верно уловив потребности сельскохозяйственной среды и, для удовлетворения этих потребностей, дать ей орудие хорошо и прочно устроенного кооперативного кредита. Кстати,  именно дороговизна, плохое качество и фальсификация муки и были причиной образования, например, кооператива в английском городе Лидсе (см. «Кооперативная жизнь» (Вятка), 1922, №30, с.5) .
Через некоторое время эта форма была признана достаточно эффективной и распространилась по всей Европе, включая Россию. В начале XX века модифицированная система европейского кооперативного кредита была привнесена и развита в Соединенных Штатах Америки. Farm Credit System (Система кредитования фермеров) была создана по инициативе Конгресса США в 1916 г. для того, чтобы обеспечить сельское хозяйство надежным источником кредита. Первое упоминание о Farm Credit System можно найти в 1908 г., когда президент Теодор Рузвельт создал специальную Комиссию по изучению жизни в сельской местности (Country Life Comission). В то время займы, предоставляемые коммерческими банками сельскому хозяйству, если и были возможны, то лишь на краткосрочных условиях и под недоступный процент. До 1913 г. американским банкам вообще законодательно запрещалось давать кредиты сроком более чем на 5 лет. Первые выводы Комиссии гласили: "отсутствие условий для кредитования сельского хозяйства на доступных для фермеров началах". Именно после этого в течение нескольких лет  правительственная Комиссия разрабатывала основы кредитной системы для сельских районов. По поводу принятия соответствующего закона в Конгрессе велись широкие дебаты о том, какой именно должна быть американская система кредитования сельского хозяйства. До принятия решения было рассмотрено более 100 предложений, которые можно формализовать в виде трех основных подходов к проблеме.

  1. Маленькие, независимые земельные банки, создание которых пользуется поддержкой государства (не финансовой); частный капитал. Сторонники этой концепции особо выделяли отсутствие правительственных субсидий; но критики возражали, что именно это ориентирует деятельность владельцев банка на достижение максимально возможной прибыли, и снижение процентной ставки для фермеров снова будет недоступным.
  2. Двенадцать федеральных земельных банков, принадлежащих самим заемщикам; часть их принадлежала правительству; финансирование осуществлялось посредством частной покупки кредитов, освобожденных от налогов. Сторонники кооперативной структуры указывали на удешевление процентной ставки для заемщиков; критики не одобряли спонсорство государства и последующие за этим затраты.
  3. Прямые государственные ссуды фермерам, приветствуемые организациями сельскохозяйственных производителей, но категорически отвергаемые большинством политиков.

Законодатели выбрали кооперативную кредитную структуру, базирующуюся на 12 Федеральных земельных банках. Было использовано 125 млн. долларов правительственных стартовых денег (тогда это были огромные деньги – А.Р.), которые  Farm Credit System были переданы через частных инвесторов.
Интересен тот факт, что два главных разработчика законодательной базы Farm Credit System позже стали авторами самого значительного Акта, вошедшего в историю как Акт Стигала-Гласса, и регламентирующего деятельность всей банковской системы США. Создание Farm Credit System совпало по времени с началом первой мировой войны - периода, весьма благоприятного для американских фермеров, поскольку Европа как никогда нуждалась в большом количестве продовольствия.
В Россию идея создания кредитных кооперативов была вывезена из Германии русскими помещиками. В 1871 году по инициативе известных земских деятелей А.В. Васильчикова, В.Ф. Лугинина, А.В. Яковлева и других,  при Московском обществе сельского хозяйства был образован специальный Комитет о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах, а затем его Петербургское отделение, поставившее себе целью популяризацию ссудо-сберегательных товариществ.
Все проблемы развития кооперации уже тогда  хорошо понимало  руководство Вятского  земства.
Вот что писал в записке, опубликованной в «Трудах Вятского губернского земства» (Вятка, 1870,с.108) председатель земства М.М. Синцов: «Наша частная инициатива, наша самодеятельность и самопомощь являются не более как пробуждающейся силой, слишком бедной, робкой, несведущей и разрозненной. Для того, чтобы эта сила получила какое-нибудь серьезное значение, нужно обставить ее развитие возможно благоприятными условиями. Возлагать же теперь надежды на частную инициативу, как на исключительный фактор улучшения экономического быта  населения, значит заглушить первые побеги нашей самодеятельности и самопомощи на русской почве. Нам нечего бояться чьего-то преобладания или исключительности: напротив наш злой враг всеобщий индиферетизм». К записке были приложены мероприятия по исследованию хозяйственного быта нуждающихся местностей в связи с исследованием их  естественных богатств    и мероприятия по экономическому устройству населения – выдача безвозвратных пособий и возвратных беспроцентных и низкопроцентных ссуд.
«Эгоизм, лежащий в основе нынешнего общинного строя, есть болезненное явление. Причина его кроется в той страшной борьбе, которая ведется каждым членом общины. В этой борьбе огромная масса труда, сопровождаясь ничтожными результатами, вызывает в человеке озлобление доходящее иногда до отчаяния.
Человек получает склонность защищать этот труд от действительной или мнимой эксплуатации. Он слишком беден, слишком измучен трудом бесплодным, а, следовательно, деморализующим».
«Каждая попытка ввести агрономию искусственно кончалась фиаско и вот главные причины этого явления.

  • Недостаток научной подготовки помещиков-землевладельцев.
  • Обилие земли и недостаток оборотного капитала. Интенсивное хозяйство требует на каждую десятину такого количества капитала в виде построек, скота и орудий, которое в большинстве местностей России далеко превышает стоимость земли.
  • Невозможность привлечь капиталы в форме кредита в силу того, что интенсивное хозяйство, притягивая массу ценностей, дает слишком ничтожную ренту.
  • В России и только в России есть условие, совершенно незнакомое на Западе и парализующее самым решительным образом все агрономические попытки. Это условие – полнейшее отсутствие класса полевых работников, столь многочисленного на Западе».

Так писал Сергей Шарапов в своей книге «Будущее крестьянского хозяйства (критико-экономическая монография). Часть 1» (М., 1882, с.126-127).
Вятское губернское земство упорно и настойчиво проводила серьезную работу по развитию сельского хозяйства. Только в 1892-1893 годах был разработан ряд  мероприятий, описанных в книге Крандиевского В.А. «Обзор земских мероприятий в области сельского хозяйства за 1892-1893 годы (поручению Президиума Императорского Московского общества сельского хозяйства)». (М., 1894). Вот эти мероприятия.
 
Содействие увеличению площади крестьянского землепользования в Вятской губернии.
«Земское собрание губернского земства 1893 года постановило ходатайствовать перед правительством о распространении действий крестьянского поземельного банка на Вятскую губернию. Есть немало сельских обществ и даже целых волостей, говорилось в докладе управы, население которых, при самых ничтожных иногда земельных наделах своих, из года в год испытывает крайнюю необеспеченность от малоземелья и еле влачит свое незавидное существование. Население держится и существует только развитой кустарной промышленностью, заработок от которой с каждым годом, однако, все более и более падает. На осушку болот губернское земство выдавало кредиты под 3% годовых» (с.3).

Распространение улучшения земледельческих орудий, семян и удобрений в Вятской губернии.
«С 1882 года губернское земство открыло кредит в размере 11 тысяч руб. на покупку и распространение среди крестьянского населения сельскохозяйственных машин и орудий. Так как, операция эта шла довольно успешно, причем уплата денег, за редкими исключениями, проводилась аккуратно, то с 1891 года  было решено увеличить сумму кредита до 20 тысяч руб. Губернское земство решило оказать помощь крестьянам в деле изготовления металлических частей для сельскохозяйственных машин и орудий.
Орловское уездное земство с целью распространения улучшения семян учредило опытное поле на 26 десятинах, где ведется современное семенное хозяйство при полном инвентаре необходимых машин.
Уржумским уездным земством бесплатно раздаются семена трав, фосфоритная и костная мука» (с.15-19).

Улучшение местных пород скота в Вятской губернии.
«Губернская управа представила земскому собранию 1893 года доклад, в котором констатировала крайне печальное положение в местном скотоводстве. Число безлошадных дворов – 83500. Рогатого скота в губернии по 1,7 коровы на двор. Бескоровных дворов в губернии 81000. Этим и объясняется высокая смертность детей и болезненность подрастающего поколения. Губернская управа предложила в докладе открыть кредит в размере 50 тысяч руб. на покупку скота хороших качеств вне пределов губернии с целью продажи населению на льготных условиях» (с.40-41).

Улучшение системы хозяйства, полеводства и севооборота в Вятской губернии.
«С целью улучшения садоводства, Малмыжское уездное земство начинает устраивать питомник плодовых деревьев с тем, чтобы со временем крестьяне могли пользоваться саженцами хороших сортов за небольшую плату.
Орловское уездное земство, с целью технической переработки картофеля на крахмал кустарным способом, ассигновало 5000 руб. на устройство терок, моек и сушилок» (с.50-52).

Сельскохозяйственные училища в Вятской губернии.
«В 1892 году Уржумское уездное земство устроило учебную ферму для крестьянских мальчиков. В 1893 году земство купило Нартасское имение для создания сельскохозяйственной школы» (с.118).

Сельскохозяйственные съезды, выставки, музеи и справочные бюро в Вятской губернии.
«Министерство государственных имуществ разрешило Вятскому губернскому земству периодические созывы сельскохозяйственных съездов из местных хозяев-практиков и специалистов-агрономов для обсуждения различных вопросов сельского хозяйства. Первый съезд был открыт в Вятке 25 октября 1892 года» (с.146).

Опытные поля, доказательные участки, образцовые хозяйства в Вятской губернии.
«Для производства сельскохозяйственных опытов губернское земство создает целую сеть в виде опытных полей, доказательных полей и участков и образцовых крестьянских хозяйств. Первая ферма была устроена в 1891 году в Глазовском уезде, близ села Верхосунье. Под ферму отвели 12 десятин земли. Заведование фермой находится в руках агронома с высшим сельскохозяйственным образованием. В 1894 году губернское земство предполагает устроить опытную сельскохозяйственную станцию в Вятке (с.155-159).

Организация кредита под залог хлеба в Вятской губернии.
«Губернское земское собрание 1892 года признало необходимым устроить в губернии небольшие хлебные ломбарды, емкостью 50.000 пудов. Губернское земство в 1893 году приняло на себя посредничество в выдаче крестьянам, под залог хлеба, ссуд из Вятского отделения Государственного банка» (с.171-172).

Земская сельскохозяйственная организация в Вятской губернии.
«В губернии агрономы имеются в каждом уезде. С целью объединения их усилий земство с 1889 года учредило должность губернского агронома для специалиста с высшим образованием. Для проведения в крестьянскую среду культурных сельскохозяйственных приемов, в земстве существует институт агрономов-смотрителей. Уржумское уездное земство создало высшую сельскохозяйственную школу 1 разряда и ассигновало средства для бесплатной раздачи грамотным крестьянам популярных сельскохозяйственных брошюр» (с.186-189).
Активная деятельность Вятского губернского земства дала свои блестящие результаты.
Вот данные по среднему, чистому сбору продовольственных хлебов и картофеля на душу населения в России в пудах:

  • Вятская губерния – 13,7;
  • Полтавская губерния – 12,1;
  • Орловская губерния – 11,6;
  • Черниговская губерния – 7,3.

«Русская мысль», 1893, №10, с.59.
К концу XIX века аграрный вопрос в России резко обострился. Все старые язвы российской деревни (низкая урожайность сельскохозяйственных культур, безлошадность, нехватка молочного скота) проступили еще отчетливей. Высокая рождаемость вела к аграрному перенаселению, а, следовательно, к дроблению наделов и обезземеливанию крестьянства. В 1900 году в 50 губерниях Европейской России лишнее трудоспособное население составляло 23 миллиона человек. Пахотная земля в 1861 году была оценена значительно выше своей действительной стоимости (это с помощью взяток чиновникам  делало большинство российских помещиков – А.Р.), а потому прямые и косвенные платежи, возложенные на крестьян, оказались для них непосильными.
Для того, чтобы понять, почему плохо шли в России реформы 1861 года достаточно посмотреть на нижеследующую таблицу.

Выкупные платежи.

Районы                         Ценность полного             Ценность полного
                                       надела по ценам                надела по выкупу
                                        1854 года в руб.                 1861 года в руб.

Нечерноземные
Губернии                                  155                                          342

Черноземные
Губернии                                  219                                          342

Западные
Губернии                                  170                                          183

Реальные цены были завышены, в среднем, в два раза. Помещики, в большинстве своем  бездельники и прожигатели жизни, добились синекуры. Исключение составили только Западные губернии, в которые входила и территория Польши. Зная нрав поляков, правительство просто побоялось восстаний.
Экономически ослабленному населению приходилось нести на своих плечах государственный бюджет, выросший с 1860 по 1904 год в пять раз. Только в 1905 году Император Николай II отменил выкупные платежи за землю. Крестьянство, вынужденное искать, каким путем сохранить свое самостоятельное мелкое хозяйство, обратилось к кооперации. Здесь важно то, что выработка кооперативных форм в начале XX века исходила из крестьянской среды, пытавшейся найти такое средство, которое бы позволило крестьянину пользоваться выгодами крупного предприятия и одновременно не утерять особенности мелкого сельскохозяйственного производства. Именно таким средством стала кооперация. По числу кооперативов и членов в них Россия в начале XX века уже  занимала  первое место в мире. Столь стремительного роста не знала ни одна страна. В канун 1917 года количество кооперативов всех типов приближалось к 50 000 (около 25 000 потребительских обществ, 16 500 кредитных кооперативов, 6000 сельскохозяйственных обществ, 2400 сельскохозяйственных товариществ, 3000 маслодельных артелей, 1500-2000 артелей производящих и кустарно-хозяйственных). В них состояло около 14 миллионов человек. Особенно быстро росло количество сельскохозяйственных  кооперативов. Их количество за первые 15 лет XX века увеличилось в 44 раза.
Практически во всех работах советского времени, посвященных экономике Вятского края, утверждалось, что до революции наша губерния была  бедная, а ее промышленность развита очень слабо. Такое же мнение высказывают и многие современные авторы.
На самом же деле наша губерния была одной из самых богатых в России.
Вот статистические данные на 1.07. 1915 года («Вестник мелкого кредита», 1916, № 3, с.119-126). В Вятской губернии было 414 кредитных кооперативных товариществ, в которых участвовало 360.279 вкладчиков. Общая сумма вкладов равнялась 10.869.621 рублю. Если учесть, что один царский рубль по своей покупательной способности равнялся 2000 сегодняшних рублей, то вкладочный капитал вятских товариществ мелкого кредита был около 22 миллиардов  современных российских рублей. По сумме вкладов наша губерния шла наравне с Херсонской губернией, куда входила богатейшая Одесса, которая к тому же была свободной  экономической зоной (порто-франко). Наравне с нами шли Кубань, область Войска Донского и богатая Полтавская губерния.
Киевская губерния имела в два раза меньшую сумму вкладов.
Наш край был богатым за счет развития грамотно структурированной экономики на базе естественных производительных сил.
А вот сведения из Манифеста Императора Николая II о выборах в I Государственную Думу, с данными о числе депутатов по губерниям.
 От Вятской губернии выбиралось 13 депутатов. Большее количество депутатов в России выбиралось только в Киевской губернии – 15 депутатов.
«Русский вестник», 1905, №9, с.I - XLI.
В губернии в дореволюционное время вырабатывалось:
    -древесной смолы до 1.000.000 пудов, т.е. до 16.000 тонн, или 200 железнодорожных цистерн по 80 тонн в год (4 цистерны в неделю);
    -скипидара до 250.000 пудов, т.е. до 4000 тонн;
    -дегтя до 120.000 пудов, т.е. до 1.920 тонн;
    -хвойно-эфирных масел до 4000 пудов, т.е. до 64 тонн;
    - древесного угля до 2.700.000 пудов, т.е. до 43.200 тонн, или 2160 вагонов по 20 тонн в год (6-7 вагонов в день).
Эта работа успешно продолжалась и после революции, в 20-е годы прошлого века, когда в Вятке существовал «Вятсмоллессоюз», в структурах которого по всей губернии работало более 60 тысяч человек. Мелкие предприятия этого союза в отдельные годы добывали более 4тыс. тонн живицы. Штат управления союза в городе Вятке составлял всего 24 человека, а главным экономистом этого союза был ссыльный профессор Московского университета, известный российский теоретик анархизма Алексей Алексеевич Боровой. Вятсмоллессоюз,  выпускал огромное количество продукции. Вот данные отчета, составленного А.А. Боровым за 1933 год (ГАКО, ф. Р-102, оп.2, д.338, л.63):

  • смола сосновая – 2555 тонн;
  • уголь сосновый – 5922 тонны;
  • скипидар очищенный -  497,4 тонны;
  • смола паровая – 240 тонн;
  • флотационное масло – 27 тонн;
  • деготь – 668 тонн;
  • смола березовая -  1516 тонн;
  • уголь березовый – 11508 тонн;
  • пихтовое масло – 128 тонн;
  • живица – 1200 тонн;
  • бочки скипидарные – 35000 штук.

Интересно, что и сегодня большинство из этих продуктов имеют устойчивый спрос на мировом рынке. («Химия и социалистическое хозяйство», 1932, №10, с.51-54).
Благодаря дешевизне рабочих рук и обилию лесов, из которых в громадных количествах получали великолепные и дешевые материалы для дубления кожи, губерния  славилась кожевенным производством. Кроме 106 крупных кожевенных заводов, выделывавших различного товара на сумму 4.000.000 царских руб., в Вятском и Слободском уездах работало до 1000 кустарей, работающих с кожей. Вятские кожевенники перерабатывали в кожевенный товар сырые кожи лошадей, рогатого скота и оленей. Они изготовляли черную и белую юфть, подошвенную кожу, опоек, замшу и другие виды изделий. В губернии насчитывалось до 1200 скорняков, выделывавших, главным образом, овчины, а также беличьи и оленьи шкуры.
Центром скорняжного производства в Вятском уезде считались деревни Церковная и Порошино Пластининской волости Вятского уезда, где насчитывалось до 420 скорняков, а в Слободском уезде село Высокое и деревня Быковская Стуловской волости с 223 кустарями.
Эти кустари шили в год:
 - до 20.000 полушубков;
 - до 15.300 шубок;
 - до 9200 шуб;
  - до 1000 детских шубок;
 -  до 30.000 пар  рукавиц.
 Рабочие на больших скорняжных заводах получали до 10 руб. в месяц на хозяйских харчах, т.е. при бесплатном питании. Это был немалый заработок. Помощник мастера на Путиловском заводе Петербурга в то время получал 12 рублей.
В общем, скорняжное производство в 1883 году находилось в цветущем состоянии и давало кустарям настолько выгодный заработок, что многие из них расширяли свое производство.
Благодаря такой работе экономики губернии, смета расходов Вятского губернского земства, например в 1909 году,  составляла 2.000.000 рублей, а сметы расходов уездных земств около 400.000 рублей («Вестник сельского хозяйства», 1909, № 34, с.3). Таким образом, консолидированный бюджет земств (в губернии было 11 уездов) составлял 6.400.000 царских рублей, или 12,8 миллиардов сегодняшних. А ведь, кроме финансовых средств  земств, губерния имела другие, в том числе и государственные, источники финансирования.
Вот данные только по Яранскому уезду Вятской губернии за 1910 год.

  1. Из уезда вывозилось в год до 7 миллионов пудов (112 тысяч тонн) хлеба. Он направлялся к портам Либавы и Петербурга. Хлебные грузы вывозились зимой гужем (на лошадях – А.Р.) на пристани Коротня на Волге и Кукарка на Вятке, откуда они, по открытию навигации отправлялись в Рыбинск, а далее в порты.
  2. Льняного семени вывозилось до 650 тысяч пудов (10,4 тысячи тонн). Направлялся этот груз на те же пристани, а часть на станцию Котельнич, откуда он шел к портам и на фабрики Костромской и Ярославской губерний.
  3. Из уезда вывозилось немало кустарных изделий:
    • холста до 60 тысяч пудов (960 тонн) в Нижний Новгород и Казань;
    • веревок, канатов и сетей до 50 тысяч пудов (900 тонн) в Нижегородскую и Казанскую губернии;
    • валеной обуви до 30 тысяч пудов (480 тонн) в Сибирь и Нижний Новгород;
    • другие кустарные изделия до 15 тысяч пудов (240 тонн) в Казанскую, Нижегородскую и Костромскую губернии.

      4.Из продуктов животноводства из уезда вывозилось:
                шерсти до 60 тысяч пудов (960 тонн) на фабрики Ярославской
             и Костромской губерний;
 щетины и волоса до 5 тысяч пудов (90 тонн) в Нижний
Новгород и Казань;
 масла до 40 тысяч пудов (560 тонн) в Москву и Нижний
Новгород;
                 мяса в тушах до 650 тысяч пудов (10,4 тысячи тонн) в Москву,
                 Ярославль и Петербург;
                 свинины до 40 тысяч пудов (560 тонн) в Москву, Ярославль и
                 Петербург;
                 битой птицы и дичи  до 24 тысяч пудов (384 тонны) в
                 Петербург;
                 яиц до 80 тысяч пудов (1280 тонн) в Москву;
                 пера и пуха до 2 тысяч пудов (32 тонны) в Москву.
        
     5.  Леса сплавлялось на Волгу до 5 миллионов пудов (90 тысяч тонн).

  1. Мочальных изделий (рогожи и кули) до 120 тысяч пудов (1920 тонн) в Нижний Новгород и Казань.
  2. Смолы и древесного угля до 175 тысяч пудов (2,8 тысяч тонн).
  3. Изделия серповых фабрик уезда сбывались в Сибири и волжских городах.
  4. Спички и мыло, производимые в уезде, сбывались в поволжских городах.
  5.  Спирт, в пересчете на 40 градусов, в количестве 113.578 ведер отправлялся в Казанскую губернию и соседние уезды Вятской губернии.
  6. Пиво, производимое в уезде, в количестве 52 тысяч пудов (832 тонны) отправлялось в Костромскую губернию.
  7.  Овощи, ягоды, мед и воск в количестве до 200 тысяч пудов (3200 тонн) сбывались в Нижнем Новгороде и Москве.

Грузооборот торговых путей:

    • от Яранска до Котельнича – 1 миллион пудов;
    • от Яранска до Нижнего Новгорода – 2 миллиона пудов;
    • от Яранска до Козьмодемьянска – 1 миллион пудов;
    • от Яранска до Казани – 800 тысяч пудов;
    • от Яранска до Кукарки – 2,5 миллиона пудов.

    
      Общий годовой  грузооборот торговли уезда  – 7,3 миллионов пудов (116,8 тысяч тонн).
(ГАКО, ф. Р-882, оп.1, д.126, л.96-98).
Чтобы вывезти такое количество грузов, в уезде должно было ежедневно работать не менее 1000 единиц конного транспорта.
В 1913 году в Англию из России вывозилось ежегодно 78500 бочек смолы и 24700 бочек пека. Россия занимала первое место в мире по экспорту этих материалов.
Годовой объем продукции кустарных смолокуров России в 1913 году составлял: сосновой смолы и пека 5 миллионов пудов, скипидара всех сортов 1 миллион пудов, дегтя берестового 250000 пудов и хвойных эфирных масел 6000 пудов.
В то же время журнал «Вятский кооператор» справедливо отмечал: «Лесное хозяйство Вятской губернии, как и лесное хозяйство всей России,  находится в первобытном состоянии. Хищническая рубка леса вблизи рек и железной дороги и залежи гниющего леса вдали от них – обычное явление нашей вятской жизни. Лесопильные рамы и станки шли к нам из-за границы. В то время как одна лесопилка в Норвегии приходится на 330 десятин леса, в Швеции – на 15000 десятин, в Финляндии – на 26000 десятин, то в России – на 352000 десятин. Только за перевозку наших лесных материалов в 1913 году мы переплатили иностранцам (из-за отсутствия у нас необходимого количества  морских транспортных средств – А.Р.) 38 миллионов рублей, или 23% стоимости всего нашего лесного экспорта, исчислявшегося в 1913 году в объеме 164 миллионов руб.(1919, №14-15, с.21-22). Конечно, вятские кооператоры использовали далеко не все возможности и технологии.
Хотелось бы напомнить, например, такую забытую технологию.
В Силезии, недалеко от Бреславля, находилось в XIX веке два замечательных заведения: фабрика, в которой иглы сосны обращали в род шерсти, и лечебница, в которой больных лечили ароматическими ваннами из хвойных вод, полученных при выделке сосновой шерсти. Оба эти заведения принадлежали Паневицу – изобретателю способа производства сосновой шерсти.
Калужский помещик Д.Н. Засецкий первым в России изучил в Силезии техпроцесс производства сосновой шерсти, а затем построил фабрику для ее производства.
Материалом для добывания лесной шерсти служит исключительно свежая сосновая хвоя, которая состоит из оболочки, способной раздираться на отдельные длинные волокна. Шерсть изготовляли исключительно из этой оболочки. При производстве шерсти получают ценные побочные продукты – эфирное масло и экстракты.
В СССР  промышленным производством сосновой шерсти занимались до Великой Отечественной войны. Работало несколько фабрик. Сейчас эта технология забыта, а зря.
До революции сосновую шерсть успешно использовали в мягкой мебели для набивки матрасов и подушек. Если сейчас возродить это производство, то вятские производители мягкой мебели смогут успешно конкурировать на зарубежных рынках, производя экологически чистую мягкую мебель.
Вот данные из справки о деятельности Вятского губернского земства по кустарной промышленности.
«Столярный промысел более всего распространен в Вятском уезде, где насчитывается свыше 1000 столяров, изготовляющих мебель, сундуки, оконные рамы и ткацкие станки».
«Валенщиков (пимокатов) в губернии насчитывается до 12,5 тысяч человек. Кукмарские (Малмыжского уезда), елабужские и кукарские валенки получили широкую известность и имеют хороший сбыт».
«Сапожным промыслом в губернии занято свыше 8.800 человек».
«Кружевное производство сосредоточено преимущественно в Яранском уезде, где в слободе Кукарке и поблизости от нее имеется до 1800 кружевниц».
«Вятский гнутый кустарный стул выдерживает конкуренцию с венским стулом». «Обзор деятельности земств по кустарной промышленности». СПБ, 1897, с.50, 52, 53, 56, 76.
В 1898 году в Вятском уезде было 264 мастера по изготовлению гармоник, 127 мастеров в Котельническом уезде и 115 мастеров в Орловском уезде. Лучшими мастерами считались Сунцов и Столбов. Они переконструировали немецкую гармонику в «вятскую итальянку». Производительность мастеров была достаточно высокой. Один мастер с помощником в течение рабочей недели мог изготовить от 3 до 15 разных видов гармоник в зависимости от сложности. Гармоники вятских мастеров славились в России. Проблем с их сбытом не было.
«О гармонике. Сборник работ комиссии по исследованию и усовершенствованию гармоник. М., 1928, с.13, 36, 47-48.
Такое развитие кооперации и сельского хозяйства обеспечивало низкие цены на продукты, особенно в уездных городах.
Вот, к примеру, выписка из прейскуранта трактира В.М. Костромитинова в городе Яранске на 15 октября 1903 года.
Щи русские с мясом и хлебом – 20 коп.
Солянка рыбная – 30 коп.
Уха – 30 коп.
Котлеты отбивные – 40 коп.
Пельмени мясные (100 штук) – 30 коп.
Молоко (стакан) – 2 коп.
Хлеб белый (1 фунт, или 400 граммов) – 5 коп.
(ГАКО, ф.720, оп.1, д.152, л.193).
Однако, журнал «Вятский кооператор» совершенно справедливо отмечал: «Мы темны, мы бедны, мы плохо возделываем землю, мы сторонимся новых земледельческих орудий, мы не улучшаем скот, мы мало сеем трав и корнеплодов, мы не улучшаем лугов, мы не разводим пчел и птиц, мы плохо ухаживаем за огородами и садами, мы не умеем выгодно сбыть то, что получаем от хозяйства. Мы мало производим хлеба, наши поля всегда давали скудный урожай, нам хватало хлеба только потому, что мы урезывали свои потребности. Виной всему то, что у нас плохо поставлено народное просвещение».(1918, №8-9, с.15 и 51).
«Плохие дороги свою роль играют, но главным образом виновата наша косность, неповоротливость, отсутствие инициативы и капиталов, словом – наша некультурность. Война и междуусобица, разрушившие хозяйство народа и транспорт, как государственный, так и частный, с одной стороны, и принцип кооперации – ни одного лишнего посредника,  с другой – повелительно диктуют кооперации новую задачу: организацию кооперативного транспорта, как водного, так и сухопутного. Первой ласточкой (еще до I Мировой войны – А.Р.) был Союз Сибирских маслодельных артелей, который имел свои пароходы и баржи на Иртыше и вагоны-ледники. В 1910 году, например, мощеных шоссейных дорого было во Франции – 563 тысячи верст, в Германии – 265 тысяч верст, в Англии – 256 тысяч верст, в Швеции – 58 тысяч верст, в Бельгии – 23 тысячи верст, а в Европейской России и Польше – 30 тысяч верст. То есть, Бельгия, которая по площади была не больше Слободского уезда Вятской губернии, имела шоссейных дорог почти столько же, сколько вся Россия». (1919, №9, с.3 и 5, №16-17, с.13).
Недавно, просматривая старые номера журнала «Южные записки», который  издавался в Одессе в 1905 году, обнаружил статью священника Т. Черкасского, написанную по результатам русско-японской войны.
Написана она так по-современному, что я привожу выдержки из нее, ничего не меняя (приведены в кавычках).
«Немецкий учитель, говорят, победил Францию (имеется в виду победа Германии во франко-прусской войне – А.Р.). Необходимость расширения образования и знаний, неотложность применения их к непосредственному делу, - по запросам минуты, - все это показало, как мы отстали и какое убожество представляет мысль и наука в пределах нашего отечества.
Нам нужна уверенность в «завтрашнем дне» и гарантия неприкосновенности нашей личности, нашей свободы, помимо усвоения истин научных,  технических и т.п., обогащающих наш кругозор.
Ибо, если «здоровый дух – в здоровом теле», то и тело нашего отечества – разноплеменная и разноверная семья многомиллионных элементов, входящих в состав России – тогда только и может жить здоровой жизнью, когда их дух будет здоров и свободен».
Отметим, также, статью «Недруги русского народа» («Вестник Европы», 1907, №6, с.843). В ней отмечалось, что проходили века, менялись события, росла культура, прогресс, увеличивались научные знания, но народ стоял вне этих благодетельных влияний. Как прежде,  так и теперь, он постоянно недоедает, очень нередко голодает и верит в «нечистого» и домового…
Едва ли нужно много мудрствовать, отмечалось далее в статье, какими причинами обуславливается настоящее состояние народного здравия в России. Причины эти ясны и просты: первая – отсутствие образования и воспитания у народа, вторая – экономическая его нищета.
«Вся последняя полоса российской жизни разительно показывает к каким уродливым явлениям привел режим полицейско-административного давления, начальственного запугивания, железного упорства нашего бюрократизма.
Всюду народ волнуется и …никто не дает ему успокоения.
Как обидно и горько для русского самолюбия читать сообщения, что в Японии народ и правительство представляют одно тело, нечто цельное и органическое.
Как они беззаветно любят родину и как все готовы отдать все за достоинство и честь ее.
Они – язычники, но нам христианам -  не стыдно ли?».
Вот сравнительная таблица бюджетных расходов на одного учащегося в разных странах в 1913 году.
США                  - 50 руб. 80 коп.
Швейцария      - 28 руб. 40 коп.
Пруссия             - 22 руб. 70 коп.
Англия               - 21 руб. 60 коп.
Норвегия           - 18 руб. 40 коп.
Швеция              - 17 руб. 70 коп.
Япония                -  6 руб. 20 коп.
Франция             -  2 руб. 70 коп.
Россия                 -   1 руб. 20 коп.
Слобожанин М. «Из истории и опыта земских учреждений в России». СПБ, 1913, с.193. 
Или вот данные об уровне жизни в России.
«В Дании самый обыкновенный безземельный батрак имеет отдельную комнату, получает 80 – 100 рублей жалованья в месяц (для сравнения – у нас такой месячный оклад тогда имел хороший земский врач – А.Р.), ежедневно ест мясо, белый хлеб, молоко, сыр, овощи и фрукты, пьет пиво и кофе. Разве судьба такого пролетария не завиднее судьбы нашего даже исправного крестьянина-хозяина?».
«Русский вестник», 1900, №1, с.374.
Положение с образованием в Вятской губернии  резко изменилось, когда председателем Вятской губернской земской управы был избран Авксентий Петрович Батуев, великий земец, пользовавшийся огромным уважением у всех российских земцев.  Именно Батуев разработал программу развития библиотечного дела в губернии, которая и сегодня ни на йоту не потеряла своей актуальности. Эту программу он описал в письме Константину Ивановичу Громозову, городскому голове Слободского, в октябре 1894 года.
«Милостивый государь Константин Иванович!
Одной из главнейших забот Вятского земства всегда была забота о народном образовании. К этому побуждали, как желание дать удовлетворение духовным запросам того населения, представителями которого являются земские деятели, так и сознание  того, что только распространение знаний в силах поднять благосостояние населения. Руководясь этими высокими стремлениями, Вятские земства не щадили средств для того, чтобы поставить на должный уровень это первостепенной важности дело. Но, конечно, несмотря на то, что сделано уже многое, остается сделать все-таки еще больше. Главное внимание в настоящее время должно быть обращено на то, чтобы грамота, приобретаемая в школе путем труда, не пропала даром, не была забыта через два-три года, а послужила, как это и быть должно, зерном приобретения нужных знаний и нравственного усовершенствования. С этой целью как уездные, так и губернское земства предприняли уже ряд мер, которые сослужат великую службу делу народного образования. Таких, например, как учреждение библиотек при школах и народных читален, устройство повторительных классов, бесплатная раздача книг населению и прочее.
К сожалению, библиотеки, читальни и повторительные классы учреждены лишь в больших селах и влияют поэтому на незначительный сравнительно район, между тем как каждый плательщик земских налогов вправе требовать услуг земства в этом важном деле.
Бесплатная раздача книг населению до некоторой степени пополняет этот недостаток, разнося книги в самые глухие, отдаленные уголки губернии, но и при ее существовании книга заносится в углы эти более или менее случайно и недостаточно систематично.
Между тем не только желательно, но и прямо необходимо, чтобы в каждом глухом, заброшенном углу, население находило в книге ответы на все свои запросы, ответы ясные, простые, приготовленные к пониманию крестьянина.
В каждом обществе, по крайней мере, если не в каждой деревне, каждый желающий или нуждающийся должен иметь под руками Евангелие, Псалтырь, портреты Царствующего Дома, законоположения о воинской повинности с объяснениями, положения о волостном суде, о сельском управлении. Должны быть краткие объяснения различных, обязательных постановлений, почтовые правила, карты уезда, губернии и России, описание губернии и России, краткое описание других стран. Крайне необходимы,  популярное объяснение как хранить здоровье и какие меры предпринимать при некоторых заболеваниях и несчастных случаях, как ухаживать за роженицами и новорожденными, как воспитывать детей, какие меры предпринимать в случае возникновения эпидемий. Необходимы популярные руководства к лечению животных, к борьбе с эпиозотиями, кратко составленные учебники по различным отраслям наук и искусств, составленные применительно к пониманию крестьян и приспособленные, по возможности, к извлечению из этих знаний практических результатов, книги по различным отраслям сельского хозяйства и техники. И, наконец, книги исторического содержания и образцовые произведения лучших писателей наших, рекомендованные Ученым советом Министерства народного просвещения.
Заботясь об осуществлении этой меры, важной для распространения знаний и укрепления нравственных основ, и желая провести ее возможно экономнее, Вятская губернская земская управа выработала следующий проект:

  1. Открыть на средства губернского земства 3000 библиотек.
  2. Каждая библиотека должна заключать в себе до 100 книг стоимостью всего до 5 руб.
  3. Необходимые для этого 15.000 руб.,  ассигнуются  из запасного капитала губернского земства.
  4. Каждая такая библиотека предназначена служить распространению знаний в крестьянской среде, укреплению нравственных основ и поддержанию приобретения в школах грамотности, должна содержать в себе следующие книги:

- книги религиозного и нравственного характера;
- книги справочного характера (календари, законоположения, лечебники);
- краткие, просто составленные учебники по различным отраслям наук, составленные применительно к пониманию крестьян;
- образцовые произведения беллетритические и исторического содержания;
- книги по сельскому хозяйству и различным отраслям техники.
        5.  Книги для библиотек должны избираться из числа книг, одобренных для   употребления в народных читальнях.
        6. Если в числе одобренных книг не окажется подходящих книг по той или другой отрасли, то губернская земская управа через начальника губернии входит с представлением к Министерству народного просвещения об одобрении имеющихся в продаже книг.
         7. В случае, если в продаже не имеется подходящих крестьянскому пониманию сочинений по известной отрасли знания или имеющиеся стоят слишком дорого, губернская земская управа поручает надлежащим лицам составлять книги и издает их.
         8. Пользование книгами должно быть бесплатным.
         9. Непосредственное заведование за библиотеками устаивается так.
Желательно, чтобы библиотеки были в каждом сельском обществе (их в губернии 2999), поэтому губернская земская управа предлагает каждому сельскому обществу указать лицо, которому общество вручит заведование библиотекой. Если такое лицо сельским обществом не будет указано, то заведование предлагается любому грамотному члену общества.
         10. Всякий заведующий может быть назначен лишь с согласия местного начальства и инспектора народных училищ, а в обществах с русским православным населением и с согласия священника.
          11. Надзор за библиотекой возлагается на указанных в пункте 10 лиц, а наблюдение за сохранностью на уездные управы.
          12. Заведующий библиотекой никакого вознаграждения не получает.
          13. Никакой отчетности на заведующего не возлагается. Обязанность его состоит только в выдаче книг и наблюдении за их целостностью.
В Вашем лице, многоуважаемый Константин Иванович, земство Вятское всегда имеет горячего защитника и поборника широкой постановки народного образования». (ГАКО, ф.616, оп.5, д.6, л.1-5). Такие же письма были разосланы по всем вятским уездам и губернским земствам России. Они вызвали горячий отклик всех прогрессивных земских деятелей России.
Именно Батуев дал толчок инициативам уездных земств, о которых нередко писали российские газеты и журналы. Вот что, например, писал журнал «Русский вестник», 1900, октябрь, с.623-624.
«Народно-образовательная деятельность земств,  принимает у нас самые разнообразные формы. Пока одни земства заботятся о развитии начального образования, школьного или внешкольного, другие пошли гораздо дальше и начали устраивать гимназии для крестьянских девочек.
В городе Орлове Вятской губернии, например, есть восьмиклассная женская гимназия, ученицами которой состоят почти исключительно крестьянские дети. Плата за обучение в гимназии невероятно малая, всего три рубля в год, а за помещение такой ученицы вместе с услугами и кушанием, которое готовится из привезенных родителями продуктов, уплачивается всего 60 коп.  в месяц.
Одеваются дочери народа, гимназистки, очень просто: в валенках и в платках. И никто не срамит их, когда они приходят в классы в домашних платьях.
Некоторые из учениц живут верстах в трех от гимназии и ходят по сугробам снега, презирая всякую непогоду.
Постановка дела в гимназии прекрасная. Но, невольно зарождается вопрос: «Что же в Орлове действительно так дешево содержание гимназии, что трехрублевая плата может покрыть ее?». Конечно, нет. Расходы покрываются из других источников, главным образом уездным земством.
По количеству расходуемых средств на образование Вятская губерния занимает одно из первенствующих мест, и нам приходилось уже говорить, что в Вятской губернии земское обложение достигло таких серьезных размеров, что под тяжестью его крестьяне начали переселяться в Сибирь. Действительно, по данным 1893 года наша губерния была на четвертом месте в России по количеству переселенцев (ГАКО, ф.616, оп.3, д.51, л.88-93).
Какая же судьба ждет этих учениц после окончания курса?
Учатся крестьянские дети, не отрываясь от земли, выходят замуж за своих же односельчан, или поступают в учительницы. Во всех почти школах уезда «свои» учительницы, землячки, хорошо знающие жизнь и потребности народа».
А вот что писал об Орловской женской гимназии известный российский писатель и журналист Влас Михайлович Дорошевич: «Гимназия города Орлова – совершенно особая гимназия. Она выстроена крестьянами и существует для крестьянских девушек. Там нет форменных «коричневых кашемировых» платьев, ни «обязательных» черных передников. Нет классных дам, следящих за манерами. Туда из окрестных сел крестьяне свозят на телегах и розвальнях своих дочерей. Ученицы являются в гимназию в зипунах. Сидят в классе в посконных платьях. Кормятся крестьянской едой, которую привезли из дома. Об этой гимназии писали в газетах. Купец Г.Г. Солодовников читал, интересовался, думал и пришел к убеждению, что народу надо привить настоящее, серьезное просвещение, а не одно только начальное. Вот и предусмотрел в своем духовном завещании 12 миллионов руб. на устройство женских гимназий по образцу существующей в городе Орлове Вятской губернии» («Россия», 1901, 19 мая). Влас Михайлович, еще по детским впечатлениям, имел все основания ненавидеть порядки в гимназиях, о чем он не раз писал в своих знаменитых фельетонах и рассказах. Тем ценнее его похвальный отзыв об Орловской женской гимназии. Зная дотошность Власа Михайловича и его стремление к правдивости статей, можно предположить, что,  либо он сам посетил Орловскую женскую гимназию, либо посылал туда особо доверенного репортера.
А вот что показывала статистика.
Число земских школ в разных губерниях

   1903                             1909

Вятская                                                1028                             1347
Курская                                                  788                             1135
Полтавская                                            847                             1067
«Современный мир», 1911, №1, с.305-319.
Слободская городская управа в своем письме от 12 сентября 1898 года о  необходимости открытия в городе  механико-технического училища  отмечала: «На 1893 год в городе Слободском и уезде при населении более 200 тысяч человек было 28 медников, 49 слесарей (преимущественно замочников), 329 столяров-мебельщиков и 17 токарей. При этом в уезде 1284 кузнеца, 1463 портных, 971 сапожник, но все они, как ремесленники, плохи и первобытны по своим приемам и навыкам и могут работать только на невзыскательного сельского потребителя. Медники, слесаря и столяра могут делать только простые предметы. Искусных мастеров практически нет, за исключением скорняков. Поднятие и распространение ремесел желательно повсеместно. Почва и климат Слободского уезда таковы, что дают земледельцу хлеба лишь на осенние месяцы, а остальное время он должен есть покупной хлеб. Таким образом, житель Слободского уезда, чтобы добыть средства на пропитание себя и своей семьи должен знать ремесло. Отхожие же промыслы нежелательны, так как на них  рабочие расстраивают свое здоровье: заражаются сифилисом, который передается семье, привыкают к пьянству, теряют выносливость, необходимую для земледельческого труда. Кроме того, они очень часто возвращаются с промыслов без средств. В 1893 году на эти промыслы с уезда убыло более 31 тысячи человек».
В журнале «Записки Уральского общества любителей естествознания»(1896, вып.5, с. 71) отмечалось, что рабочие из Вятской губернии являлись оттуда на старательские работы истощенными, в плохой одежде, дырявых сапогах, а, чаще всего, в лаптях. Улучшить положение могло бы ремесленное училище, которое выпускало бы ежегодно специалистов-мастеров. Мастера, выпускаемые училищем, открывая в разных местах мастерские, явились бы рассадниками искусства ремесленичества в городе и уезде, обеспеченности населения и его нравственной устойчивости. В Слободском уезде полное изобилие леса и железа, но эти условия совершенно пропадают за отсутствием в уезде мастеров-специалистов. В уезде и городе находятся:

  • два громадных винокуренных завода;
  • пиво-медоваренный завод;
  • колокололитейный завод (с 1730 года);
  • 58 кожевенных заводов;
  • 23 скорняжных завода;
  • 3 клееваренных завода;
  • 2 мыловаренных завода;
  • 6 заводов по выделке замши;
  • 108 овчинных заводов;
  • 4 чугуноделательных завода (на них в 1893 году работало 4566 человек).

Все эти заводы нуждаются в техниках и руководителях труда. Умственное и нравственное развитие руководителей рабочих, в свою очередь, стали бы влиять на их нравственность».
Стремление земств к дальнейшему развитию образования в Вятском крае показывает и выдержка из доклада гласного Вятского губернского земского собрания П.И. Александрова от 30 августа 1917 года.
«Выдвигая учреждение в Вятке ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА, я считаю крайне необходимым для всего нашего Северо-Восточного края, включающего Вятскую, Вологодскую и Архангельскую губернии, научное обследование и разработку естественных богатств, заключающихся в лесах, водных вместилищах, торфяных залежах и других полезных ископаемых. А затем,  в обширных земельных пространствах, годных при осушении для сельского хозяйства и лесной промышленности. Рациональная постановка лесного и сельского хозяйства в этом обширном обособленном крае возможна при наличии высшего рассадника научных знаний в лице его руководителей и молодых техников, вышедших из стен учебного заведения теоретически и практически подготовленными для земской, кооперативной и частной деятельности».
(ГАКО, ф.616, оп.5, д.551, л.195-196).
Вся эта деятельность земств, несомненно, дала свои результаты.
Напомним, что в середине 20-х годов прошлого столетия Вятская губерния экспортировала десятки тысяч голов живых свиней, миллионы яиц, десятки тонн льняной кудели и тонны лекарственных трав.
А вот выпись из актов книги союза резчиков и деловейщиков села Жерновогорье Советского уезда (теперь это село находится в границах города Советска – А.Р.) об учете опочных памятников и камня в селе на 20 сентября 1918 года. На дворах членов союза было:

    • опочного камня – 5.155 кубических саженей на сумму 103.100 рублей;
    • памятников и заготовок – 38.806 штук.

 (ГАКО, ф. Р-797, оп.2, д.22, л.9-37).
Все это явилось, также, результатом  влияния на развитие  сельского хозяйства в России  столыпинской реформы. Однако, имя главного инициатора этой реформы – А.А. КОФОДА – прочно забыто. Забыты и его печатные труды, которые содержат массу поучительных сведений, не потерявших своей актуальности и сегодня. А в Герценке они есть.
Дело в том, что при проведении реформы 1861 года по освобождению крестьян, Император Александр II поручил работу по наделению крестьян землей помещикам. И это дало свой негативный результат. Большинство помещиков выделяло землю крестьянским хозяйствам кусками, расположенными довольно далеко друг от друга, что не могло не сдерживать развитие этих хозяйств. Все, знающие сельское хозяйство вообще, а хозяйство русского крестьянина в особенности, а именно в том, что хуже всего, страшнейшее зло деревни, знали, что главный тормоз ее сельскохозяйственного развития – не юридическая форма владения надельной землей, а внутринадельная чресполосица.
А.А. Кофод, датский ученый, объехал многие российские губернии, глубоко изучил результаты реформы и предложил Правительству ряд мероприятий, получивших в дальнейшем название «столыпинская реформа», т.к. Петр Аркадьевич Столыпин возглавлял в то время Правительство России.
Кофоду удалось реализовать свой проект почти полностью в Виленской губернии и в Западной Белоруссии, где появилось много крестьянских хуторов. Немало таких хуторов возникло, как показывают архивные данные, и у нас в Вятской губернии.
Проведенная Кофодом работа показывает, что он был человеком совершенно феноменальной трудоспособности. Он провел гигантский объем работ по разверстанию общинных земель и выделению крестьянских хуторов, вся земля которых находилась бы рядом с усадьбой. Не трудно же понять, что лучше иметь свою землю около двора, чем в разбросанных по полю клочках, к тому же пример немцев-колонистов ( Екатерина II пригласила их в Россию и выделила им немало земли в южных губерниях – А.Р.), был слишком красноречив.
Как культурный элемент немцы-колонисты не стояли высоко, ни по общему развития, ни по их способности к сельскому хозяйству, но они были упорными тружениками и, конечно, они явились для наших крестьян культуртругерами, в руках которых земля начинала давать двойные урожаи, а коровы тройные надои. Это обращало на себя внимание всех частей местного населения, близко стоящих к сельскому хозяйству, и, вскоре, начались попытки подражания. За внешними заимствованиями настала очередь заимствовать у немцев-колонистов землеустройство.  И, что может быть самое главное, им были замечены и учтены социально-психологические проблемы взаимоотношений внутри  крестьянских образований.
Было, в частности, замечено, что богатеет та часть крестьян, которая имеет земельную территорию свыше 1 гектара  на   усадьбу. (Специалисты считают, что современное механизированное  крестьянское хозяйство должно иметь не менее 10 гектаров – А. Р.). Такой крестьянин больше сеет, больше собирает, есть земля, которую можно оставить для выпаса скота.
Было, также, замечено, что бедность не так сквозит в народе, как умственная неразвитость. Крестьянин беден, но более образованием. Школа, как один из могучих рычагов, содействующих его развитию, совсем еще не оценена народом и понята им неправильно.
Известно, по психологии, что чем ниже существо по своему развитию, тем оно более замкнуто в себе и эгоистично в своей деятельности. Как бы там ни было, мы должны помнить, что материальный прогресс ни в коем случае нельзя рассматривать, как вознаграждение за нравственный упадок.
Равнодушие к потребностям и запросам духа, приводящее к тому, что воспитание детей в честности и  любви  ко всему прекрасному отступает на задний план, а, еще более,  и совсем игнорируется, служит наиболее верным признаком упадка народа.
От жизни среди своего участка земли крестьянин, привыкший к шумной жизни в крупном селении, делается с одной стороны сосредоточенным и необщительным, а с другой стороны он привыкает более, чем прежде, жить своим разумом, ввиду чего делается более самостоятельным и предприимчивым.
Сидя среди своей земли, он зорко следит за нерушимостью ее границ и, оберегая их,  сам приучается к уважению чужой собственности и даже личности.
Один из священников указывал на то, что, что вследствие роста благосостояния расселившихся крестьян,  доходы церкви удвоились.
Более того. Появилась необходимость устройства народных училищ с воскресными и вечерними занятиями  с взрослыми крестьянами, а это давало надежды на то, что уровень развития крестьян поднимется,  и крестьянин перестанет дичать.
Тут особенно интересен и поучителен период конца XIX – начала XX века. Именно в этот период темпы развития нашей страны были самые высокие. Экономика  России, в том числе и Вятского края, стремительно развивалась. Дешевизна рабочей силы обеспечивала ей конкурентоспособность сельскохозяйственной продукции на мировом рынке. Это, кстати, и явилось одной из причин начала первой мировой войны. На Гамбургской хлебной бирже уже никто не мог конкурировать с нами по ценам на зерно. Выгодно это было и Германии, откуда Россия получала продукцию машиностроения и сельскохозяйственную технику, причем  количество заказов росло не по дням, а по часам. Если бы не ряд трагических просчетов и ошибок руководства страны, Россия могла бы стать одним из мировых лидеров.
Для подтверждения этого приведем следующие статистические данные.
Число мельниц только в волостях Яранского уезда на 14 февраля 1919 года:

  • вододействующих – 157;
  • ветряных -               1432;
  • паровых -                     14;
  • конно-обдирочных -     7;
  • всего -                        1610.

 (ГАКО, ф. Р-797, оп.1а, д.7, л.95 и  д.6).
Вятские кожевенники перерабатывали в кожевенный товар сырые кожи лошадей, рогатого скота и оленей. Много сырья для вятских кожевенников и  скорняков привозилось из Сибири и Средней Азии. Оттуда же везли и шерсть,  из которой наши пимокаты изготовляли лучшие в России валенки. Поставки сырья шли бесперебойно по отлаженным кооперативным связям.
Особенно славились пимокаты из Кукарки, которая и сегодня  известна,  благодаря своим кружевам. Но мало кто знает, что до революции эти кружева изготовлялись из английской нитки и продавались, в основном в Лондоне. В Лондоне продавалось и большинство вятских изделий из капо-корня (сигарницы, ящички для табака). Любопытно, что магазины, которым до революции наши кустари отправляли изделия из капо-корня и кружева, и поныне находятся в Лондоне по тем же адресам, только сегодня ничего туда не отправляется. Вот, к примеру, перечень вятских товаров из капокорня, отправленных в Лондон на пароходе «Троцкий» в 1922 году:

  • шкатулки дамские с секретом;
  • перчаточницы;
  • ящики для сигар;
  • коробки для игральных карт;
  • коробки для визитных карточек;
  • портсигары.

(ГАКО, ф. Р-3765, оп.1, д.39, л.9).
Российские ученые-экономисты разрабатывали планы развития кооперации на длительный период. Они считали, что кооперативная Европа должна быть не Европой кооперативно организованных фабрик и заводов, а должна стать Европой кооперативно мыслящих живых людей. Уровень кооперации населения в Вятской губернии был достаточно высокий. Журнал «Сельскохозяйственный кредит» сообщал, что 98% населения Истобенской волости Орловского уезда состоит в трех кооперативах.
Такой уровень кооперации объяснялся еще и тем обстоятельством, что труд кустарей слабо оплачивался потому, что их изделия продавались по низкой цене. Дело было  в скупщиках. Львиная доля прибыли от проданных изделий переходила в руки скупщиков этих изделий.  Кустари  за свой труд получали буквально гроши. Устранить это стало возможно  посредством создания кооперативных организаций и союзов,  и открытия Московского народного банка с торговым отделом в Лондоне, который помогал нашим кооператорам завоевывать мировые рынки. Вятские купцы Кардаковы, например, значительную часть производимого их заводами, по особому рецепту, овсяного толокна продавали в Англию. Овсяное толокно по своей питательности намного лучше геркулеса и пользовалось в Англии огромным успехом, принося большой доход поставщикам.
В результате, Вятская губерния занимала первое место в России по числу кустарей. Это хорошо видно из нижеследующей таблицы.
________________________________________________________________________

Губерния                                         Число кустарей                              % кустарей к
                                                                                                                     населению
Вятская                                             210. 230                                                 7, 74.

Московская                                      188. 628                                                 7, 66.

Нижегородская                                136. 722                                                 7, 34.

Вологодская                                       72. 658                                                  7, 13.

Владимирская                                    95. 244                                                  6, 17.

Показатели развития кустарной промышленности Вятской губернии перед  I Мировой войной.

Отрасль                      Количество кустарей                         Объем продукции в  
                                                                                                      тыс. руб.

Рыболовство                          5. 855                                                       527,0.

Обработка и
добывание глины,
песка, извести и
камня.                                     9. 775                                                       557,1.

Обработка металла             10. 485                                                      4.194,0.

Изготовление саней,
телег и инвентаря.                7. 122                                                       1. 492,0.

Химическая перера-
ботка дерева.                          4. 585                                                       687, 8.

Механическая обра-
ботка дерева.                          25. 491                                                    2.944, 4.

Пищевая
промышленность.                 11. 671                                                    26.412, 3.

Кожа и мех.                             4. 448                                                        3.107, 5.

Обработка шерсти.                8. 654                                                           275, 2.

Сети                                          2. 714                                                            56, 1.

Обработка пеньки.                 1. 323                                                          158, 5.

Одежда, обувь, валенки.       46. 304                                                       6. 032.

Другие отрасли.                       71.873                                                        -                                                       

   Итого:                                 210. 230                                                      46.100, 8.

Все стоимости указаны в довоенных царских рублях. Учитывая, что один царский рубль по покупательной способности стоил около 2000 сегодняшних  рублей, то общий объем продукции, выпускаемой вятскими кустарями, равнялся 92, 2 миллиардам современных российских рублей. Этот объем в три раза превышает объем продукции,  выпускаемой всеми предприятиями Кировской области в 2006 году.
Вятская губерния имела 10, 28% кустарей из числа кустарей во всех 40 губерниях Европейской части России.
Выдающийся российский земский деятель А. Шингарев писал:
«Конское население России, по данным Главного управления коннозаводства, превышает 30 миллионов голов, тогда как по всей Европе, кроме России, числится примерно 16 миллионов голов лошадей и почти такое же количество в США. Управляющий Государственным коннозаводством на заседании Государственной Думы 27 марта 1908 года сообщил, что количество лошадей России превышает половину всех лошадей Земного шара. Это колоссальное народное богатство». (Заметим, что немало лошадей было и в Вятской губернии – А.Р.).
«Русская мысль», 1908, №9, с.105.
И еще хотелось бы обратить внимание на одну цитату. « До последней (1-й Мировой) войны Вятская губерния экспортировала в больших объемах хлебное зерно, льняное семя и волокно, продукты скотоводства и многое другое, получая от них очень невысокий доход. А, между тем, эти же продукты, превращенные путем переработки в изделия высокой ценности, дали бы населению громадный доход и заработок, вместе с тем способствуя развитию новых отраслей промышленности. Помимо этого, остатки от переработки сельскохозяйственной продукции (отруби, жмыхи и т.п.) дали бы возможность улучшить свиноводство  и молочное скотоводство.
 Должна начаться работа по развитию производительных сил страны, т.е. работа по увеличению доходности существующих предприятий, поднятию урожайности земли, отысканию новых природных богатств и их разработке. Только при этом условии население сможет довольно быстро и безболезненно выйти из современной хозяйственной разрухи.
Таким образом, от того будут ли развиваться производительные силы нашей страны, и в какой мере они будут развиваться, будет зависеть само положение России  среди других народов и государств, ведущих между собой соперничество, в процессе которого наиболее слабые начинают чахнуть и гибнуть». Это было сказано в обосновании необходимости открытия Вятского Народного Университета, написанном 25 августа 1918 года (ГАКО, ф. Р-1137, оп.1, д.117, л. 2 и 3).
Именно благодаря такому потенциалу сельской кооперации России удалось быстро преодолеть последствия Гражданской войны и обеспечить ее быстрое восстановление с введением НЭПа.
В стране начался бурный рост кооперации, даже вопреки всем помехам со стороны безграмотной большевистской бюрократии.
Более того, Вятским селькредитсоюзом был разработан альтернативный план кооперирования бедняцких хозяйств, взамен грядущей коллективизации, принесшей нашему народу неисчислимые потери и страдания. Вот данные,  приведенные в этом плане на 1928/1929 годы (ГАКО, ф. Р-887, оп.1, д.1215, с.145-181).
Распределение хозяйств по социальным группам:

  • бедняцких – 45%;
  • середняцких – 50,4%;
  • зажиточных – 3,4%;
  • прочих – 1,2%.

По классовому составу в Вятский Сельхозкредитсоюз входили:

  • пролетариат – 0,8%;
  • полупролетариат – 22,3%;
  • простые товаропроизводители – 74%;
  • мелкие капиталистические хозяйства – 1,1%;
  • некрестьянские хозяйства – 1,8% .

Планировалось к началу 1928/1929 годов организовать:

  • специальный льноводческий союз с центром в городе Котельниче;
  • смешанный животноводческий союз с центром в Вятке;
  • специальный семеноводческий союз с центром в Вятке.

 В 1930 году Комитетом по химизации народного хозяйства при Госплане СССР были определены запасы горючих сланцев Вятско-Ветлужского края в количестве 653 миллиардов тонн натурального сланца, что на тот период составляло 66,1% всех запасов СССР. Из этого количества 50%, или 3,26 миллиардов тонн относились на долю Вятского края. По предварительным анализам сланцы Кобринского района были богаче органическими веществами, чем шотландские и могут давать до 12% выхода смолы.
В 1932-1933 годах в нашей области, которая входила в то время в Нижегородский край, планировалось строительство следующих предприятий.
1. Фосфорно-туковый комбинат.
2. Сланцевый комбинат.
3. Торфококсохимический комбинат.
4. Канифольно-скипидарно-живичный завод.
5. Лесопромхимкомбинат.
По методу Шоллера из одной тонны хвойных древесных отходов можно получить 240 литров этилового спирта. В Германии подсчитали, что спирт из опилок по методу Шоллера в 3 раза дешевле спирта, выработанного из любого другого сырья.
Оригинальность и своеобразная простота биохимических производств, в которых производственные процессы протекают при температурах близких к комнатной температуре, весьма заманчивы для производителя.
Однако, 1 декабря 1934 года в Ленинграде был убит С.М. Киров. Кировский край был выделен из Нижегородского, а проекты так и остались пылиться на полках нижегородского архива.
Перечитывая недавно мемуары Ильи Григорьевича Эренбурга «Люди. Годы. Жизнь» обратил внимание на одну любопытную деталь, отмеченную автором. Оказывается, еще в XVI веке в югославском Дубровнике был принят закон, по которому пара, перед вступлением в брак, должна была посадить 75 оливковых деревьев. Оливковое дерево живет от 300 до 400 лет. Наверно поэтому Дубровник утопает в зелени. По инициативе вятского градского общества, в городе с давних времен проводились ежегодные праздники древонасаждения. Вятка тоже утопала в зелени. Талантливейший вятский архитектор Иван Аполлонович Чарушин  в генеральном плане развития Вятки конца 20-х годов прошлого века предусмотрел превращение Богословского и Ахтырского кладбищ в городские парки. Так, собственно и делается во всех цивилизованных странах. Однако, большевистское руководство решило иначе и на месте Ахтырского кладбища построили областную больницу, а Богословское кладбище тоже отдали под застройку, причем одним из первых объектов застройки была Северная поликлиника. Трудно объяснить такое стремление властей строить лечебные учреждения на кладбищах.
Загородный сад Вятки, основанный в начале XIX  века, был вырублен, чтобы на его месте сделать стадион им. 1 мая. Мало, видимо свободной земли в Вятском крае. Потом в городе снесли самые красивые храмы, уничтожив главную городскую доминанту – собор Александра Невского, исполненный по проекту  А.Л. Витберга и построенный на деньги, собранные по всей России. И город превратился из Вятки в Киров уже не по названию, а по сущности.
М ещеы можем вернуть Вятскому краю былую славу. Талантливых людей в крае немало. Их надо только выявлять и подключать к активной деятельности.                                     
                                  

                                          Александр Рашковский, краевед, 22 декабря 2008 года

 

Архивное дело: частный архив, генеалогия, история семьи, составление родословных



 Биография

Дело врачей

А.Боровой

Проект газеты

Евреи в Вятском крае

Вятская ссылка

Убийство Кирова

Краеведение

Провинциальная культура

Эди Бааль

Рецензия на книгу о Сталине

Гуманизм тов.Сталина

Загадка одного письма

С.Кайдан-Дешкин

Сионист из Нолинска

Тайна Слободского монастыря

Августа Миклашевская

Николай Бакалейников

Владимир Люце

Вятская архивная мозаика


Архивные новости


Ономастика - история фамилии


Партнёры сайта



Генеалогия в Украине

Кольцо генеалогических сайтов

Генеалогия евреев местечек Волыни и Слуцкого уезда. Фамилии: Перельмутер, Лангер, Фельдман, Шидловер. История цадиков Тверских из Макарова-Бердичева


© Copyright 2002-2016

Архивное дело. Генеалогия. Родословные. Поиск.



Rambler's Top100 Наши друзья: Mail.ru Рассылка 'Генеалогия, история семьи'