Генеалогия, архивный поиск, история семьи, составление родословных
Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГлавная Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискАрхив Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГенеалогия Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискСписки архивов Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Услуги сайта Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Поиск в Израиле Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Маленькие истории Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск  Блог Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Пишите

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Об авторе

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКаталог сайтов

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискПресс - релизы

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискЧАВО

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКарта сайта

Рассылки Subscribe.Ru
архивное дело: генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Частный электронный архив личных фондов и коллекций документов


Архив Любови Поросятковской,
архивиста, генеалога, краеведа

Об употреблении крестьянских прозваний и фамилий в документах Государственного архива Костромской области ( XIX в. )


По долгу своей службы я занимаюсь созданием электронных баз данных по истории и генеалогии податных сословий, в связи с этим просматриваю большое количество архивных источников церковного, адми­нистративного, полицейского учета, таких как исповедные рос­писи, брачные обыски, обывательские, окладные книги, посе­мейные, призывные, рекрутские списки и т.д., а также законодательные акты Российской Империи. Накопились не­которые наблюдения по заявленной теме, которые изложены в настоящей статье.
На мой взгляд, существует некий конфликт между поня­тиями «фамилия» и «прозвание», или «прозвище» в исследова­ниях по истории разных сословий периода XIX в. Например, Унбегаун в известной монографии «Русские фамилии» разделя­ет эти два понятия: фамилию носят привилегированные сосло­вия, прозвание - податные. А если учесть, что по статистике Всероссийской переписи 1897 г. у 75% населения, в основном крестьянского, отсутствовали фамилии, то возникает вопрос, а что же их заменяло?
Интерес к этой теме возник при знакомстве с архивным документом 1909 г. из фонда Костромской духовной консисто­рии, в которой слушалось дело крестьянина Ковернинской во­лости д. Большие Мосты Дмитрия Алексеева о восстановлении фамилии Аничев в записи о его браке в метрической книге Ильинской церкви с. Ковернино Макарьевского уезда за 1891 г.1, т.е. спустя почти 20 лет. В записи у жениха отсутство­вала фамилия (у невесты - тоже, но о ней речь не шла).
По делу был назначен следователь - священник Костром­ской епархии Иоанн Крылов, который сделал запрос в Ковернинское волостное правление и опросил деревенских жителей, соседей Дмитрия Алексеева.
Свидетельства давались под присягой. Крестьянин д. Боль­шие Мосты Евгений Максимов Шабанов показал, что «отец Дмитрия и его брат носят фамилию Аничев, с самим же Дмит­рием Алексеевым дел не имею и хорошо фамилии ему не могу сказать». Крестьянин соседней деревни Большие Талицы Яким Ермолаев Смирнов сообщил: «Отец его, крестьянин д. Большие Мосты Алексей Николаев и брат его Савелий Алексеев носили фамилию Аничевых».
Без присяги опросили крестьянина д. Большие Мосты Ивана Тарасова Прянишникова, старообрядца по тайному свя­щенству, грамотного, который показал: «Мне известна фами­лия крестьянина Дмитрия Алексеева с давних пор - Аничев, брат его Савелий Алексеев, носит тоже фамилию Аничев».
Волостное же правление сообщило, что в посемейном спис­ке у крестьянина Дмитрия Алексеева никакой фамилии не зна­чится, т.е. факты в показаниях крестьян и волостного правле­ния не совпали. Посемейный список на крестьян д. Большие Мосты, к со­жалению, в фондах Костромского архива не сохранился, зато возникла идея просмотреть формуляры различных учетных до­кументов и проанализировать формулировки граф, в которые вносили имена крестьян.
Известно, что посемейные списки пришли на смену ревиз­ским сказкам и выполняя, как и сказки, функцию учета подат­ного населения, составлялись однажды и дополнялись на про­тяжении многих лет. Новые списки заводили тогда, когда внесение поправок становилось затруднительным. Нужная нам графа формуляра посемейного списка2 звучит так: фамилия (прозвание), имя, отчество или имена, если есть несколько. В других графах - отметки о тех, кто окажется слепым на оба глаза, немым, глухонемым или умалишенным,
возраст и т.д.
Именные списки дворовых людей4, писанных по 10-й реви­зии при селениях, были введены после отмены крепостного пра­ва, формуляр включал графу, состоящую из имени и отчества.
Призывные списки по рекрутским наборам5 содержали графу: имя, отчество, семейное прозвание.
Приемные росписи помещичьих крестьян6 на призывных участках: имя, отчество, прозвание ратника.
Семейные рекрутские списки7, вторая графа формуляра: имена, отчества и «родовые прозвания мужеского пола душ рекрутской повинности подлежащих».
В формуляре Именных списков отставных нижних чинов8, приписанных в звание государственных крестьян, есть графа: имена, отчества, фамилии. То же в списке запасных нижних чинов: имена, отчества, фамилии.
Напрашивается вывод о том, что в формулярах учетных документов на крестьян середины XIX в. встречаются оба поня­тия: и фамилии, и прозвания.
Обратимся за некоторыми разъяснениями к законодатель­ным актам. В сенатском указе от 12 августа
1818 г. «О духов­ном завещании действительного тайного советника Держави­на» уточнялось значение понятия «фамилия»: «Нельзя иначе понимать употребление в законе слова фамилия как семья, род (familia), а не прозвище или прозвание (nomen), что ясно дока­зывают семь пунктов указа 1714 года, где бездетный волен отдать имущество за неимением мужеской линии, одной из сво­их родственниц с такой же фамилией, при условии, что муж возьмет ее фамилию после замужества»9.
Из закона следует, что фамилия - это семейная принад­лежность и, как и наследство, передается потомкам. То есть в том случае, если некое прозвание крепко «приставало» к чле­нам семьи и передавалось из поколения в поколение, то оно в какой-то момент могло приобрести статус фамилии.
Вот яркий пример очевидного прозвания, укрепившегося за членами семьи и потомками, в том числе современными. Впервые прозвание Шлюндины упоминается в документах пос­ледней ревизии 1858 г. на казенных крестьян д. Хмелевка Марковицкой волости Макарьевского уезда. С этим прозванием за­писан глава большой семьи, Григорий Васильевич Шлюндин. В известном толковом словаре Владимира Даля рассматривается вариант старорусских глаголов «шлындать» и «шляндать», имеющих значение бродяжничать. В предыдущей ревизской сказке, 1850 г., семья не имела еще прозвания, главой семьи был записан старший брат Григория Васильевича, Матвей Ва­сильевич. В графе «из того числа выбыло» напротив имени Матвея Васильевича запись: сослан в Сибирь на поселение в 1846 г. за бродяжничество.
Для того чтобы прозвание стало фамилией, требовались определенные условия. Что же для этого требовалось? На этот вопрос ответил все тот же документ консистории по делу о на­мерении крестьянина Дмитрия Алексеева восстановить фами­лию Аничев в метрической записи, а точнее резолюция конси­стории на документе: «...Опрошенные на следствии свидетели хотя и показали, что он, крестьянин Дмитрий Алексеев, его брат и отец носили и носят фамилию Аничевых, но в своих показаниях не указали на такие факты, по которым можно было бы судить, что эта фамилия родовая, носимая дедами и другими ближайшими кровными родственниками, а не одно из обычных в крестьянском быту прозваний, которых иногда у одного и того же лица бывает несколько. Произведенным расследованием выяснено, что крестьянин д. Большие Мосты Дмитрий Алексеев ни в церковных, ни в волостного правления документах не значится с фамилией Аничев. Посему епархи­альное начальство не усматривает достаточных законных ос­нований в восстановлении фамилии в метрической записи о бракосочетании».
Подводя итог, можно сказать, что для того, чтобы про­звание приобрело статус фамилии, требовалось соблюдение сле­дующих условий: принадлежность прозвания или прозвища членам одной семьи, его передача из поколения в поколение и официальное употребление прозвания в документах.

Примечания
1  ГУ Государственный архив Костромской области (ГУ ГАКО). ф. 130. оп. 8. д. 74.
2  Там же. ф. 200, оп. 8, д. 164, л. 842-848.
3  Там же. Посемейные списки крестьян Буйского уезда, б/д.
4  Там же. оп. 6, д. 1467, л. 12-23.
5  Там же. ф. 292, оп. 1, д. 125 (Яковлевская вол. Нерехтский у., 1843 г.).
6 Там же. ф. 1273, оп. 1, д. 1. (Макарьевский у., 1855 г.).
7 Там же. ф, 292, оп. 1, д. 949 (с. Игяатовское с дд. Яковлевской вол. Нерехтского у. [1865] г.).
в Там же. ф. 200, оп. 6, д. 1470, л. б/н (Костромская губерния,1865 г.).  
9. ПСЗ. I. 1818. Т. 35. М 27468.


Архивное дело: частный архив, генеалогия, история семьи, составление родословных





Архивные новости


Ономастика - история фамилии


Партнёры сайта



Генеалогия в Украине

Кольцо генеалогических сайтов

Генеалогия евреев местечек Волыни и Слуцкого уезда. Фамилии: Перельмутер, Лангер, Фельдман, Шидловер. История цадиков Тверских из Макарова-Бердичева


© Copyright 2002-2016

Архивное дело. Генеалогия. Родословные. Поиск.



Rambler's Top100 Наши друзья: Mail.ru Рассылка 'Генеалогия, история семьи'