Генеалогия, архивный поиск, история семьи, составление родословных
Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГлавная Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискАрхив Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГенеалогия Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискСписки архивов Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Услуги сайта Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Поиск в Израиле Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Маленькие истории Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск  Блог Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Пишите

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Об авторе

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКаталог сайтов

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискПресс - релизы

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискЧАВО

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКарта сайта

Рассылки Subscribe.Ru
архивное дело: генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Частный электронный архив личных фондов и коллекций документов

Архив Александра Рашковского


Архив Александра Львовича Рашковского

Потаенный Петряев.

С Евгением Дмитриевичем я встречался достаточно часто в последние пять лет его жизни. Беседовали мы на разные темы.  Сейчас очень жалею, что не записал некоторые его рассказы. Человек он был  скрытный. Видимо на эту черту характера наложила отпечаток его прежняя работа в военном ведомстве. Я никогда по темам  прежней работы его не расспрашивал, но иногда он кое-что рассказывал сам. Однажды целый час рассказывал мне о событиях на Халхин-Голе, где он встречался с Жуковым, Штерном и Мехлисом. Там он возглавлял терапевтическое отделение госпиталя. Мое предложение написать воспоминания об этом времени было встречено решительным отказом. Без объяснений.
Видел его напряженную исследовательскую деятельность. Почти каждый день Евгений Дмитриевич получал 15-20 писем и бандеролей. Ответы никогда не задерживал и очень обижался, когда кто-то подолгу ему не отвечал. Видя эту напряженную работу, я старался его зря не беспокоить. Меня очень удивляло, что, когда я долго не приходил, он звонил сам и приглашал зайти. Мне казалось, что ему ничего не дает общение со мной, ведь я тогда  не занимался краеведением. Однако, Евгений Дмитриевич продолжал меня приглашать и ненавязчиво приобщать к поискам. Я тогда работал в политехническом институте и имел широкие возможности для заказа информации. Помню его радость, когда мы получили копии депонированной рукописи Льва Николаевича Гумилева «Этногенез и биосфера Земли». О выходе этой работы он узнал от своих питерских друзей.  Мой большой друг, эконом-географ  Владимир Александрович Клочков подсказал мне, что видел сообщение о такой рукописи в РЖ ВИНИТИ «География». Я нашел сообщение о рукописи и заказал копии в ВИНИТИ.
Очень понравились Евгению Дмитриевичу переводы Александра Абрамовича Герасимчука из Киева и он посоветовал не прерывать с ним связи. Мы несколько раз встречались с Александром Абрамовичем в Киеве и до сих пор регулярно переписываемся. Он просто уникальный специалист во всех гуманитарных науках. Знает все европейские языки и профессионально переводит тексты. Его прекрасно знают все ведущие ученые и врачи Киева. Только ему они доверяют самые сложные переводы. Именно А.А. Герасимчук позднее перевел письма Хенрика Каменьского из Вятки, которые часто цитируют наши исследователи.
Однако, когда я в прошлом году начал изучать в ГАКО фонд Е.Д. Петряева, то понял, что мы еще очень мало знаем о нем. Оказывается, он долгое время переписывался с Лидией Корнеевной Чуковской.  Был одним из ее ближайших друзей. Чуковская часто обращалась к Евгению Дмитриевичу  как к врачу за консультациями и делилась с ним всеми новостями в литературном мире.
Для примера приведу письмо Лидии Корнеевны от 29 октября 1966 года (ГАКО, ф. Р-139, оп.1 «а», д.28, л.276-277).
« Дорогой Евгений Дмитриевич!
В Вашем письме слышна усталость. А я так привыкла чувствовать Вас энергичным и  бодрым. На книжку нет отзывов?
Когда-то С.Я. Маршак писал мне в ответ на мою жалобу, что на книжку «В лаборатории редактора» нет отзывов: «Где это видано, чтобы на хорошую книгу был отзыв, если она не относится к очередной украинской декаде?».
Я понимаю, что Вы огорчаетесь не за себя, а за дело. Милый друг, ведь мы всего только люди и наши лбы не вполне приспособлены к пробиванию стен.
Корней Иванович Вашей книжки не видел. Его так часто настигает мозговой спазм из-за перегрузки писанием и чтением, что я не подсовываю ему книги, а прячу их от него. Корректуры собрания сочинений, десятки писем доводят его до обмороков.
Я тоже не могу похвалиться здоровьем: аритмия с «дефицитом», одышка мучают неотступно. Я провела и весну, и лето, и осень на воздухе (в Переделкино, в сарайчике, именуемом Пиво-Воды), но до сих пор полулежачая и никогда не выхожу за ворота. Живу сычом, Бабой-Ягой. Говорить с людьми трудно. Из-за разговоров проклятый дефицит увеличивается.
Иван Игнатьевич Халтурин здесь, на соседней даче. Я его вижу редко. Он, в смысле здоровья, в норме.
За фотокопию стихов Заболоцкого спасибо.
О Грине ничего не знаю, ибо терпеть не могу его книг. Все они из папье-маше, из фанеры, из жести. Все – не русское, без языка, все какие-то придумки и потуги.
Ахматовские автографы у меня существуют. Основные просватаны в Большую Библиотеку Поэта и Чукоккалу, но кое-что еще свободно. Приедете сфотографируете.
Будьте здоровы и по возможности бодры. Крепко жму руку, Л. Чуковская. Пиво-Воды».
Из переписки выяснилось, также, что Лидия Корнеевна редактировала книжку Евгения Дмитриевича «Нерчинск» и посылала ему на рецензию главы своей будущей книги о «Былом и думах» А.И. Герцена.  Евгений Дмитриевич посылал Чуковской поэтические книжки Л.В. Дьяконова. Они ей понравились, и она писала на них отзывы, которые еще предстоит разыскать. Лидия Корнеевна показывала книжки Дьянонова А.А. Ахматовой, которая отозвалась о них очень одобрительно.
Евгений Дмитриевич печатал для Ахматовой и Чуковской большое количество копий фото из их архивов. Фото были видимо очень плохого качества, поэтому Анна Андреевна называла Петряева вятским кудесником. Что это были за фото,  выяснить, пока, не удалось. Однако, из переписки стало ясно, что Евгений Дмитриевич встречался с Анной Андреевной.  Думаю, что дальнейшее изучение переписки Евгения Дмитриевича откроет еще немало интересного.

Утаенное от Петряева.

Проводя исследования в архивах города, удалось обнаружить немало документов, с которыми не удалось ознакомиться Евгению Дмитриевичу. Многие из этих документов были в то время засекречены. Кроме того, многие документы ГАКО находились тогда в Трифоновом монастыре. Доступ к ним был затруднен. Не будем забывать, что именно благодаря прямому обращению Петряева к В.В. Бакатину было быстро спроектировано и построено здание ГАКО на улице Карла Маркса. Мало кто знает, что Евгений Дмитриевич был советником Вадима Викторовича по культуре.
Но, особенно обидно стало за Евгения Дмитриевича, когда я недавно  обнаружил в ГАКО (ф.761, оп.2, д.151) машинописные копии документов о деятельности М.Е. Салтыкова-Щедрина в Вяткой губернии. Документы (599 листов) были выявлены и расшифрованы Декабриной Францевной Лучинской, филологом из Казанского университета,  в 1950-1951 годах. А Евгению Дмитриевичу пришлось заново делать эту работу.
Петряев всегда интересовался архивными документами о книгах, цензуре и культурных событиях. Вот часть выявленных документов.

Письмо МВД от 3 февраля 1867 года №358.
«Совет Главного управления по делам печати рассмотрел, изданную госпожами Лихачевой и Сувориной, книгу «Путешествие к центру Земли» Ж. верна, включающую очерки о происхождении и развитии Земного шара, и находит, что ее первая половина – безвредная сказка. Вторая же половина, то есть «Очерки о происхождении и развитии Земного шара» имеет характер педагогического руководства к геологии и может оказать вредное влияние на детей, как дающая возможность предполагать о несогласии позднейших выводов науки с бытописанием Моисея. На основании этого Совет полагал, что, не применяя каких-либо мер  против издания Лихачевой и Сувориной, сообщить в Министерство просвещения о неудобствах обращения этой книги в среде детей без надзора и указания благонадежного наставника, тем более, что в оной, хотя и популярно, но неудобопонятно излагается теория новейших геологических открытий (как у нас власть всегда боялась научных открытий – А.Р.)».
(ГАКО, ф.582, оп.138, д.43, л.32-33).
Из письма Вятского губернатора в адрес директора училищ Вятской губернии от 8 марта 1867 года №251.
«В одном из наиболее почетных семейств города Вятки, я нашел у 12-летнего мальчика, купленную для него родителями, изданную в 1865 году,  книгу Лихачевой и Сувориной. Прошу изъять эту книгу из обращения среди учащихся Вятской губернии».
(ГАКО, там же, л.34-35).
Это типичная реакция вятского чиновника на указание сверху. Думаю, что родители того мальчика вряд ли отобрали у него  книгу. Не для того покупали.

 

Конфиденциальное письмо Попечителя Казанского учебного округа от 22 января 1886 года о том, что преподаватель Вятской Мариинской женской гимназии Василий Юрьев обратился в Губернское земское собрание с ходатайством о пособии в работах по собиранию архивных материалов. От предложенного в ходе заседания пособия в размере 100 рублей Василий Юрьев отказался в такой форме, что вызвал неудовольствие со стороны гласных.
(ГАКО, ф.582, оп.139, д.161, л.1).
Рапорт Вятского полицмейстера губернатору от 11 февраля 1886 года.
«Сообщаю, что преподаватель Вятской Мариинской женской гимназии Василий Полиевктович Юрьев поведения хорошего. Как человек и педагог даровитый. Родители учащихся девочек преподаванием его истории и географии очень довольны. Такие отзывы я слышал от многих лиц. В свободное от занятий время, Юрьев с любовью занимается чтением древних архивных дел, для извлечения из них интересных исторических данных, из которых и составил целый сборник.
Будучи обременен большим семейством и получая по должности преподавателя ограниченное жалование, Юрьев обратился в Губернское земское собрание с просьбой об ассигновании ему денег на разработку и издание сборника. Земское собрание в заседании 3 января 1886 года постановило выдать г. Юрьеву 100 рублей, но он то этих денег отказался, считая сумму недостаточной  для издания сборника.
После этого, встретив Председателя Губернского земского собрания, управляющего казенной палатой г-на Виноградова на Московской улице, просил его содействия в получении нужной суммы для издания сборника. В результате между ними произошел резкий разговор, который, однако,  никто не слышал».
(ГАКО, там же, л.3-4).
Поражает, с какой любовью и уважением полицмейстер отнесся к Юрьеву и как грамотно и тонко написан рапорт. Не исключено, что его дочь тоже училась у Юрьева, однако все равно полицмейстер повел себя в этой ситуации как настоящий ЧЕЛОВЕК.

Заявление слушателей курсов партийных работников  в Уржумский уездный комитет партии от 5 июля 1919 года. Дан перечень книг, которые необходимо изучить на курсах:

        • Тахтарев – Очерки по истории первобытной культуры.
        • Липперт – История культуры.
        • Лункевич – Популярная зоология.
        • Тимирязев – Учение Чарльза Дарвина.
        • Богданов – Начальный курс политической экономии.
        • Чупров – История политической экономии.
        • Туган-Барановский – Основы политической экономии.
        • Шарль Жид – Очерки политической экономии.
        • Ковалевский М. – Социология.
        • Клейн – Астрономические вечера.
        • Иванов – География.
        • Маслов Петр – Аграрные вопросы.
        • Тун – История революционного движения в России.
        • Дудинский – Беседы по сельскому хозяйству в 6 книгах.
        • Варгин – Основные сведения по химиии.
        • Варгин – Обработка почвы и удобрения.
        • Варгин – Жизнь растений.
        • Шершеневич – Социология. Курс лекций в университете Шанявского.
        • Тахтарев – Социология и история первобытной культуры.
        • Кареев – Введение в изучение социологии.
        • Михайловский – Что такое прогресс?
        • Барт – Философия истории как социология.
        • Современная история происхождения семьи, собственности и государства.
        • Стеклов Ю. – Революция 1848 года во Франции.
        • Лиссагор – История французской коммуны.
        • Бабель – Женщина и социализм.
        • Блос – История французской революции.
        • Блос – История германской революции.
        • Арну – Мертвецы коммуны.
        • Маркс и Энгельс – Манифест коммунистической партии.
        • Зиновьев – 2-й Интернационал и проблемы войны.
        • Стеклов Ю. -  Интернационал.
        • Рязанов Д. – Плеханов и группа «Освобождение труда».
        • Маркс – Наемный труд и капитал.
        • Зиновьев – Война и социализм.
        • Ленин – Государство и революция.
        • Каменев Ю. – Борьба за мир.

На курсах училось 30 слушателей.
(ГАСПИКО, ф.12, оп.1, д.63, л.347).
Перечень изучаемых источников просто поразителен. К сожалению, не удалось ничего узнать о преподавателях  курсов, которые составили этот список. Было бы неплохо, если бы  сегодня студенты наших вузов даже не прочитали, а просто  просмотрели эти книги, о существовании большинства из которых, наверно, даже не подозревают. Тем более, что в Герценке они все есть.

 

Из сводок ВЧК Вятской губернии за  1919 года.
«В Яранском уезде со стороны местного населения, воспитанного в обстановке суеверия и религиозного фанатизма замечается отрицательное отношение ко всем культурно-просветительским начинаниям, зато молодежь охотно идет им навстречу. Чувствуется большой недостаток в литературе, книгах и грамотных работника».
(ГАКО, ф. Р-876, оп.2, д.29, л.2).
Видимо грамотных работников не хватало во все времена.

 

Анонс 1920 года об открытии в феврале 1921 года в городе Уржуме Народного университета  с тремя факультетами:

  • общественно-философским;
  • естественно-научным;
  • экономическим, где отдельным разделом планировалось изучение кооперации.

В анонсе приведен текст обращения по поводу открытия университета, в котором основной упор делается на нашего злейшего врага – невежества.
(ГАСПИКО, ф.12, оп.2, д.18, л.809-810).
Текст обращения показывает, что видимо кооператоры и финансировали народный университет.

Обращение к гражданам уржумского уезда о проведении 16 декабря 1920 года «Дня книги».
(ГАСПИКО, ф.12, оп.2, д.18, л.826).
Обращение очень толково составлено и отпечатано в типографии.

 

Циркулярное письмо Вятского губкома комсомола от 29 февраля 1920 года о праздновании дней памяти Р. Люксембург и К. Либкнехта за подписью зав. политпросвета губкома Ивана Игнатьевича Халтурина.
(ГАСПИКО, ф.525, оп.1, д.38, л.3).

Доклад о годовой работе Уржумского уездного комитета комсомола от 20 марта 1920 года. Председателем комитета  был Николай Заболоцкий (в будущем известный российский поэт).
(ГАСПИКО, ф.539, оп.1, д.63, л.317-321).
Оказалось, что Николай Алексеевич переделал свою фамилию (его настоящая фамилия – Заболотский) гораздно раньше, чем это утверждается в опубликованных на сегодняшний день источниках.

Инструкция по созданию и работе секций национальных меньшинств.
(ГАСПИКО, ф.539, оп.1, д.63, л.385).
Предположительно, эта инструкция  составлена Николаем Заболоцким.

 

Обоснование открытия в Вятке промышленно-экономического института в 1921 году.
(ГАКО, ф. Р-1137, оп.1, д.562, л.16-23).
Проект плана основного курса промышленно-экономического института и учебные планы. причем ими предусматривалось обучение чтению литературы на одном из иностранных языков.
(ГАКО, ф. Р-1137, оп.1, д.562, л.32).
Любопытно, что учебными планами предусматривалось обязательное обучение чтению литературы на одном из иностранных языков.

Список политических ссыльных, находящихся в городе Вятке и уездах на 7 мая 1923 года:
Меньшевики.
Попова Вера Александровна.
Федоров Андрей Прокопьевич.
Данилов Дмитрий Петрович.
Родченков Алексей Кузмич.
Цедербаум Конкордия Ивановна.
Дрейзен Хаим Яковлевич.
Цедербаум Сергей Иосифович.
Куликова Александра Алексеевна.
Глозман Семен Анатольевич.
Резвецова Зоя Александровна.
Берзин Мон Моисеевич.

Эсеры.
1.Студеницкий Сергей Алексеевич.
2.Горский Глеб Александрович.
3.Шумилов Владимир Матвеевич.
4.Иванов Михаил Александрович.
5.Маслихин Василий Андреевич.
6.Бельский Иосиф Алексеевич.
7.Власов Александр Михайлович.
8.Кюн Лидия Карловна.
9.Щестневская Александра Ипполитовна.
10.Фосечко Мария Леоновна.
11.Бейлин Александр Ефимович.
12.Смирнов Алексей Родионович.
13.Цейтлина Гинда Семеновна.
14.Гумилевский Александр Владимирович.
15.Неймарк Андрей Иванович.
16.Морозов Александр Павлович.
17.Чижов Владимир Петрович.
18.Лотошников Сергей Михайлович.
19.Анчаров Аркадий Александрович.
20.Гордеев Оси Осипович.
21.Аксенова Екатерина Васильевна.
22.Кандаков Петр Иванович.
23.Грибов Александр Иванович.
24.Барышева Клавдия Тимофеевна.
25.Жарикова Параскева Степановна.
26.Коренев Степан Матвеевич.

                       Левые эсеры.

1.Гаврилов Иван Михайлович.
2.Волгина Татьяна Леонидовна.
3.Левит Фрида Григорьевна.
4.Бородин Алексей Георгиевич.
5.Подгорский Николай Васильевич.

                        Анархисты.

1.Дубровский Федор Авксентьевич.
2.Фрейберг Лазарь Иосифович.
3.Гольдина Нина Исааковна.

                  Неопределенной партийности.

1.Богданов Владимир Анатольевич.
2.Соколов Александр Федорович.

                     Яранский уезд.

Хайт Товий Абрамович, левый эсер.

                  Омутнинский уезд.

Замятин Николай Александрович.

                    Котельнический уезд.

1.Звонкова Мария Кузьминична.
2.Звонков Михаил Петрович.

                    Малмыжский уезд.

Петровский-Сушкин Петр Никифорович, анархист.
(ГАСПИКО, ф.1, оп.2, д.435, л.151).
Помню, как Евгений Дмитриевич  переживал, что невозможно найти никаких данных о вятских политических ссыльных  20-х годов XXвека, в числе которых было немало известных ученых.

Письмо Председателя Московского отделения Центрального Бюро Краеведения при Российской АН Владимира Богданова в адрес Луки Арефьевича Гребнева от 21 ноября 1924 года №1289.

            Многоуважаемый Лука Арефьевич!

Московское отделение ЦБК при Российской Академии Наук,  заслушав на своем заседании 5 ноября 1924 года письмо заведующего Ново-Тушкинского музея Малмыжского уезда Вятской губернии тов. Янкина о Вашей работе по устройству в городе Малмыже выставки «История русской книги». На выставке, среди старинных книг  было много принадлежавших Вам и напечатанных в Вашей тайной типографии (теперь они пожертвованны Вами Новотушкинскому музею) и отзыв археолога М.Г. Худякова.
Отделение ЦБК постановило:
«Выразить Вам от лица Московского отделения ЦБК благодарность за Вашу ценную помощь в организации книжной выставки, содействие местному музею и за пожертвования музею многих ценных древних рукописных книг».
Вместе с тем ЦБК выражает свое удовлетворение, что ценные, в научном отношении, библиотека и архив тайной и официальной старообрядческих типографий хранятся у Вас в образцовом порядке.
ЦБК уверено, что научные общества и местные власти оказывают Вам в охране библиотеки и архива должное содействие. Письмо подписали председатель ЦБК В. Богданов и ученый секретарь А. Топорнин.
(ГАКО, ф. Р-2327, оп.1, д.69, л.66)
Из отчета директора Ново-Тушкинского музея А. Янкина.
«После доклада археолога М.Г. Худякова на заседании общества древней письменности и искусства (Ленинград, Фонтанка, 34) 29 января 1926 года на тему «Старообрядческая типография в селе Тушка Вятской губернии и Лука Арефьевич Гребнев, организатор и владелец типографии», просят выслать комплекты изданий этой типографии:

  • Академик С.Ф. Платонов для Библиотеки Академии Наук;
  • Профессор В.В. Майков для Государственной публичной библиотеки;
  • Академик Н.П. Лихачев для музея палеографии.

(ГАКО, там же, л.63).
Аттестат Александра Ивановича Янкина, родившегося 19 октября 1893 года, об окончании Малмыжского четырехклассного училища от 2 июня 1912 года
(ГАКО, ф. Р-876, оп.2, д.26, л.72).
Опись имущества старообрядческого молитвенного дома религиозного общества верующих старообрядцев из  села Старая Тушка Рожкинской волости Малмыжского уезда и список членов совета общества от 16 декабря 1924 года.
(ГАКО, ф. Р-1258, оп.1, д.183, л.7 –12).
Евгений Дмитриевич первым написал о Луке Арефьевиче Гребневе. Представляю, как он бы обрадовался,  увидев эти документы. Думаю, что в архивном фонде Центрального Бюро Краеведения будущие исследователи найдут еще немало интересных документов о деятельности Гребнева.

Секретное письмо заведующего Вятским гублитом (цензурой – А.Р.) от 8 мая 1925 года.
«Не допускать помещения в печати:

  • сообщений о случаях самоубийств и помешательства на почве безработицы и голода;
  • объявлений иностранных фирм без визы Наркомвнешторга».

(ГАСПИКО, ф.8, оп.1, д.260, л.107).

Письмо-разъяснение Вятского ОГПУ от 22 сентября 1927 года о том, что литература чисто религиозного характера изъятию и уничтожению не подлежит. Уничтожению подлежит только политическая литература церковно-черносотенного характера.
(ГАКО, ф. Р-1258, оп.3, д.107, л.181).
Любопытно было бы найти документы комиссии, которая работала в нашей губернии  по этому письму. Как они определяли характер литературы?

 

Обращение от 4 октября 1927 года в Вятский губисполком от швейцарской гражданки Антонины Фердинандовны Бибер – революционной бабушки, проживающей в Вятке (улица Дрылевского, 16).
(ГАКО, ф. Р-1258, оп.3, д.107, л.197).
Никаких биографических данных этой революционной швейцарки отыскать, пока,  не удалось.

Секретный циркуляр ЦК партии за подписью секретаря ЦК В.М. Молотова от 9 февраля 1927 года о разработке местных архивных фондов.
«Дело разработки архивных фондов требует чрезвычайной осторожности. Поэтому лица, посылаемые в архивы, должны быть тщательно проверены, а посылать в архивы надо исключительно членов партии».
(ГАСПИКО, ф.1, оп.2, д.395 , л.89).

Письмо заместителя заведующего Института истории партии В. Васильевского от 9 июля 1927 №12051с.
«В записках Северо-Двинского общества (выпуск 3 – 1926 год) напечатана статья тов. Глебова под заглавием «Административная политическая ссылка в Северо-Двинскую губернию за время с 1905 по 1912 год». В этой статье опубликованы сведения охранки и другие секретные материалы. Печатание списков секретных сотрудников или характеристик отдельных провокаторов может привести к срыву работы наших оперативных органов».
(ГАСПИКО, ф.1, оп.2, д.395, л.109)».
Васильевского, как об очень толкового секретаря В.М. Молотова, упоминает Борис Бажанов, помощник Сталина, в своей известной  книге. Сталин направил своего самого доверенного помощника И.П. Товстуху в Институт Ленина, а Молотов своего лучшего помощника в Институт истории партии. Они и обеспечивали их компроматом на оппозицию. К сожалению, пока мне не удалось добраться до этого журнала, но, наверняка, там были напечатаны какие-то материалы о Сталине, который был в ссылке в Сольвычегодске. Большевики как огня боялись публикаций о провокаторах, так как многие из них в прошлом сотрудничали с охранкой.

Докладная уголовного розыска города Вятки от 14 декабря 1927 года о наплыве в город жуликов, выдающих себя за представителей издательств и журналов, собирающих деньги за подписку.
(ГАКО, ф. Р-1258, оп.1, д.1013, л.78).

Сообщение  Халтуринского уездного комитета партии в Вятское ОГПУ от 14 июня 1929 года о том, что счетовод артели инвалидов «Сила» слушал по радио передачи о Троцком и его выезде из нашей страны.
(ГАСПИКО, ф.1, оп.7, д.31, л.64).
Любопытно, что в уезде уже в то время были коротковолновые радиоприемники.

Из совершенно секретной инструкции уполномоченного Вятского городского совета за 1931 год для проведения операции выселения кулаков.
«Пункт 18. Семье высылаемых оставляется денег не более 500 рублей. Все сберкнижки, облигации и векселя отбираются (из этого ясно, что вся эта акция имела единственную цель – ограбление народа – А.Р).
Конфискации подлежит все движимое и недвижимое имущество.
Высылаемые,  обязаны взять с собой:

  • муку и продовольствие не менее, чем на 2 месяца;
  • топоры, лопаты, пилы и другой инструмент для трудоспособных членов семьи;
  • теплую одежду и обувь;
  • самые необходимые вещи домашнего обихода.

Общее количество вещей на одну семью не более 30 пудов в мягкой таре.
Топоры, лопаты, пилы и другой инструмент должны находиться в отдельном месте и высылаются вперед.
Выселению подлежит вся семья, за исключением дряхлых и больных стариков, которым надлежит перебраться на жительство к кому-нибудь из родственников.
В случае болезни малолетнего ребенка с ним остается мать, которая может оставить с собой других малолетних».
(ГАСПИКО, ф.100, оп.1, д.68, л.17-21).
Невозможно без содрогания читать этот документ эпохи.

Список недоброкачественной литературы, снятой с распространения Кировским краевым библиотечным коллектором за 1935 год, в том числе:

  • Сергеев-Ценский «Маяк».
  • Сергеев-Ценский «Зауряд Полк».
  • Борис Житков «Виктор Вавич».
  • Борис Житков «Рассказы о животных».

(ГАСПИКО, ф.1255, оп.1, д.570, л.73-74).
Непонятно, чем им не угодили «Рассказы о животных» Бориса Житкова, которые обожала Лидия Корнеевна Чуковская.

Указ Московской патриархии от 11 сентября 1935 года о вредности сочинений профессора Русского Богословского института в Париже С.Н. Булгакова, в особенности «Учения о Софии».
(ГАКО, ф. Р-237, оп.77, д.1 , л.301-317).
Видимо сочинения С.Н. Булгакова каким-то образом попадали в СССР из Франции даже в те годы и,  может быть,  даже попадали  и в наш город.

Докладная записка о выполнении Постановления ЦИК СССР о библиотечном деле.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.1, д.571, л.31-37).
Любопытно, что за 1935 год  в Кировской области было открыто дополнительно шесть детских библиотек.

Письмо в крайком ВКП(б) от прокурора края об уголовных делах на библиотечных работников.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.1, д.571, л.165).
Библиотекарей сажали, в основном, за утерю книг Троцкого, Зиновьева и других «врагов народа».

План мероприятий Герценки к 100-летию со дня гибели А.С. Пушкина.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.1, д.571, л.225).

План мероприятий кировских писателей к 100-летию со дня гибели А.С. Пушкина.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.1, д.571, л.230).
Планом предусматривалось передать Кировскому отделению союза писателей дом по ул. Ленина, где жил М.Е. Салтыков для организации музея Пушкина, Салтыкова, Герцена и советской литературы.

 

Данные о плохом пополнение книжных фондов в 1936 году, в особенности детской литературой.
«Это происходит слабо из-за крайнего недостатка отпуска средств по бюджету и относительно высокой стоимости книг для детского возраста. Вполне своевременно поставить вопрос о пересмотре цен на детскую дошкольную и школьную литературу».
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.2, д.399, л.93).
Документ звучит очень современно.

Список книг, которые были в 1937 году извлечены при проверке из разных отделов библиотеки Кировского пединститута.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.2, д.387, л.80-81).
Письмо отдела школ ЦК партии за 1937 год об учете рукописей кафедр и преподавателей социально-экономических дисциплин(!!!).
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.2, д.387, л.48).

План работы Пушкинского кружка пединститута за 1937 год.
(ГАСПИКО, ф.1255, оп.2, д.387, л.59).
Из плана была вычеркнута тема, связанная с А.И. Герценом. Известно, что большевики  Герцена  не любили.

 

Секретное письмо Наркомпроса РСФСР от 19 августа 1939 года №1221с о том, что дети репрессированных родителей не имеют право продолжать свое образование в учебных заведениях Москвы, Ленинграда, Киева и приграничных городов.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.23, л.56).
Секретное письмо Наркомпроса РСФСР от 23 сентября 1939 года №1391с об окончательном очищении  библиотек и кабинетов учебных заведений от политически вредной литературы.
(ГАКО, там же, л.64).

Справка Герценки от 1941 года об особом фонде хранения книг.
Зав. отделом - Комаровская Татьяна Степановна , 1916 г.р.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.1).

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР Гаврилова от 19 марта 1941 года о передаче Кировским областным краеведческим музеем всех дел канцелярии Вятской губернии, в том числе документации  жандармского и полицейского управлений, в Архивный отдел УНКВД Кировской области.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.12).

Письмо 1944 года в обком начальника обллита (цензуры) Мордовского о том, что на рынках города Кирова продаются религиозные литературные журналы и газеты 20-х годов издания, содержащие вредные статьи и выступления.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.168, л.5).
Письмо 1951 года секретаря обкома Быкова – литературовед
В. Я. Кирпотину о согласии на издание Крутогорского цикла
произведений М.Е. Салтыкова – Щедрина.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.23, д.355, л.53).
Кирпотин высылал в обком краткий проспект издания, который, к
сожалению, найти не удалось. Известно, что он приезжал в наш город и
работал в Герценке.
Секретное письмо начальника обллита Мордовского от 17 ноября 1952
года секретарю обкома партии Пчелякову с критикой альманаха
«Кировская новь».
(ГАКО, ф. Р-2558, оп.1, д.12, л.35-38)
Особенно остро и несправедливо критиковался Борис Порфирьев.

Письмо обкома партии о возвращении начальнику управления КГБ по
Кировской области Л.Н. Дубинину «Справки о паломничестве
верующих на реку Великую 14 июня 1955 года» на 16 листах с
приложением 27 фотографий.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.35, д.40, л.76).

 

                        Александр Рашковский, краевед, 7 апреля 2008 года.

 

 

Архивное дело: частный архив, генеалогия, история семьи, составление родословных



 Биография



Архивные новости


Ономастика - история фамилии


Партнёры сайта



Генеалогия в Украине

Кольцо генеалогических сайтов

Генеалогия евреев местечек Волыни и Слуцкого уезда. Фамилии: Перельмутер, Лангер, Фельдман, Шидловер. История цадиков Тверских из Макарова-Бердичева


© Copyright 2002-2016

Архивное дело. Генеалогия. Родословные. Поиск.



Rambler's Top100 Наши друзья: Mail.ru Рассылка 'Генеалогия, история семьи'