Генеалогия, архивный поиск, история семьи, составление родословных
Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГлавная Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискАрхив Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГенеалогия Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискСписки архивов Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Услуги сайта Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Поиск в Израиле Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Маленькие истории Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск  Блог Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Пишите

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Об авторе

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКаталог сайтов

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискПресс - релизы

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискЧАВО

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКарта сайта

Рассылки Subscribe.Ru
архивное дело: генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Частный электронный архив личных фондов и коллекций документов

Архив Александра Рашковского


Архив Александра Львовича Рашковского


Совсем недавно я обнаружил эту публикацию. Она показалась мне интересной и прочно забытой, но, к сожалению, не потерявшей своей актуальности и сегодня.

Церковники и их агенты перед народным, революционным судом.
Отзвуки дела Бейлиса.

«Дело об антисемитское агитации в
соборе  Василия Блаженного,  в связи с обнаружением  в нем усыпальницы „мученика Гавриила".

 

26 октября 1919 года в собор Василия Блаженного зашли ротный и взводный командиры Первых Советских Пулеметных кур­сов Г.С. Антонов и А.И. Баскаков, члены партии, с просьбой показать им достопримечательности собора. По собо­ру их водила сторожиха Мошкова.
При­ведя в нижний этаж собора, она, ука­зывая на усыпальницу-ящик с изобра­жениями религиозного характера. На во­просы о происхождении его дала такие объяснения: «Здесь находится половина мощей отрока Гавриила, которого евреи зарезали. Ведь им нужна русская кровь... Они ее пьют. Наши все священники это знают и нам сказывали. Это дело изу­чил наш священник, протоиерей Куз­нецов. Сам протоиерей мне это ска­зывал».
На следующий день этот собор посе­тила окончившая Петроградский универ­ситет, член партии О.А. Клемент, и сторож Мошков, показывая ей на ту же гробницу, сказал: «Отрок Гавриил замучен жидами… Они его убили и из жил кровь пили. Прежде, были писаные листки. Мощи привозные».
На следствии сторожиха Мошкова под­твердила, что она слышала от духовен­ства, что Гавриила замучили евреи, и что в таком духе она давала объяснения многочисленным посетителям собора. Сто­рож Мошков на следствии признал, что он «по заведенному порядку, ради зара­ботка» объяснял посетителям, что мощи эти из Белостокского уезда; что отрока Гавриила замучили евреи; что, хотя он и понимал, что его объяснения натравлива­ют мирян на еврейский народ и что даже были такие слушатели, кои после его рассказов ругали евреев, но делать это его заставляла бедность и что настоя­тель собора Ковалевский «наверняка знает, какие они дают объяснения».
Сама усыпальница представля­ет собой, с внешней стороны, четырех­угольный, продолговатый гробик длиною около 1,5 аршин (1,067 метра), 0,5 аршина (0,35 метра) шириною, высо­тою 8 вершков (0,22 метра). Верхняя часть имеет вид крышки гроба. В самом гробике, под стеклом, весящим более 25 фунтов (10 кг), находится икона, написанная на простой сосновой доске во всю величину ящика, изобра­жающая малолетнего ребенка, с нимбом вокруг головы, со скрещенными руками, в коих находятся ветки зелени и крест. На правой руке ребенка имеется изображе­ние язвы наподобие той,  какой она обычно изображается на плащанице Иисус Хри­стос Распятый. Такая же язва имеется на левой ноге. На расстоянии, немного ни­же скрещенных рук, имеется небольшое четырехугольное отверстие, наполнен­ное воском. В воск вложен маленький пустой ковчежец. На поверхности воска в белой шелковой материи находилась  маленькая косточка.
Была произведена экспертиза этих ко­стей и частиц, якобы «мощей», при уча­стии профессоров Первого Московского Государственного университета по кафедре анатомии, И. П. Ро­ждественского, по кафедре химии, П. А. Терентьева и судебного врача города Москвы П. С. Семеновского.

На вопросы VIII Отдела Наркомата юстиции Экспертная Комиссия единогласно дала следующее заключение.
Найденная кость (2,5 сантиметра ширины и 3,7 сантиметра  длины) есть правая боковая часть затылочной кости челове­ка. Можно предполагать, что она при­надлежала лицу детского возраста. Уста­новить давность этой кости не предста­вляется возможным ввиду особых усло­вий ее хранения, смазывания благовон­ным маслом и воском. На данной кости не имеется никаких сохранившихся мяг­ких частей тела. Мало того, на самой кости заметны следы разрушения как механического характера (излом на зад­нем,  узком ее крае), так и химического характера (исчезновение слоя суставно­го и межкостного хрящей), хотя на ко­сти имеются слой приставшего воска и следы благовонных веществ, что указы­вает на стремление операторов дольше и лучше ее сохранить. Сами кости весьма легко приобрести всякому желающему у сторожей анатомического театра, при разрытии старых могил и при построй­ке домов.
На самом ящике-гробнице выгравиро­вано славянскою вязью следующее:

Тропарь, глас 5.
«Святв младенче Гаврииле, ты за прободенного нас ради от иудей от тех же в ребра прободен был еси и за истощив­шего кровь свою о нас, все тело твое на истощение крови в лютые язвы предал оси! Ныне во славе вечной с ним весе­лящийся—тем поминай тамо и нас. Молися зде чтущих тя, ниспосли нам здравие телесам и спасение душам нашим».
Кондак, глас  6.
«Отчество твое зверски бысть, мучениче христов Гаврииле, идеже от истых зверей иудеев восхищен абие, родителей лишен еси, та же вся поряду люте пре­терпев, во отчество небесное переселился; восхищай и нас, чаде, от всяких напастей и скорбен, умоли, молимтися улучити наследие твое».
Следствие установило, что около четырех лет тому назад, в обстоятельствах империа­листической войны, в Москву из Польши нахлынула волна беженцев и монахов. Один епископ, имя которого не удалось установить, привез с собою так называемую усыпальницу «мученика Гавриила» и этот ящик, в силу согласованных действий беженцев-монахов и бывшего настояте­ля собора Василия Блаженного про­тоиерея Восторгова был водворен в данный собор с разрешения епархиаль­ных властей и поставлен, первоначаль­но, возле раки юродивых Василия и Иоанна.

Сам протоиерей Восторгов, друг Григо­рия Распутина, один из самых активных деятелей Союза Русского Народа и иных монархических организаций. Растлитель малолетних гимназисток, в бытность свою законоучителем на Кавказе.
Он пытался продать, в целях пополнения патриар­шей казны, уже не принадлежавший (со­гласно декрету об отделении церкви от государства от 23 января 1918 года, в части национализации церковных имуществ) церкви дом московского Миссионерского Общества купцу Погареву.
Восторгов, исполнитель дирек­тив помещичьих кругов старой России по подтасовке выборов в разные созывы Государственной Думы, уличенный в попытках восстановить в России династию Романовых, был, как темная личность и враг  трудящихся,    по    постановлению ВЧК,   приговорен   летом 1918 года к
расстрелу.       

Дав приют этой гробнице, протоиерей Восторгов служил возле нее молеб­ны, светские дамы украшали ее розами, и сам Восторгов неоднократно перед этой гробницей произносил погромные антисемитские речи.
При правительстве А.Ф. Керенского протоиерея Восторгова вызывали к себе тогдашние правители Москвы, член ка­детской партии  Кишкин и известный адвокат Малянтович, убеждали не про­износить погромных речей, но не имели мужества пресечь деятельность Восторгова более реальными мерами воздей­ствия.

В этом же соборе открыто с прилавка распространялись многочисленные ли­стовки Восторгова, по своему содержанию исключительно черносотенные и контрреволюционные даже для особо реакционных листовок высших иерархов.
С появлением Восторгова в соборе Василия Блаженного, собор, как пока­зал диакон Белоусов, стали посещать «бывшая знать, министры, графиня Игна­тьева, князья Голицыны и тому подоб­ный элемент».
Соответственно этому увеличился тор­говый доход причта. Из прошения Вос­торгова на имя патриарха Тихона, от марта 1918 года видно, что толь­ко за 1917 год, один свечной доход дал при­чту 104.700 рублей.
Выяснилось, что молебны в честь так называемого мученика Гавриила и настоятель Ковалевский и протоиерей Иван Кузнецов служили и в 1918 году, и в 1919 году.
В частности, протоиерей Кузнецов до­бавил, что тропарь и кондак в честь Гавриила он никогда не пел и не читал, ибо считал их «безнравственны­ми» и что он говорил настоятелю Кова­левскому о необходимости убрать подаль­ше гроб Гавриила, но Ковалевский „от­молчался». Сам же Кузнецов сознавал неумест­ность нахождения в соборе этого ящика.
Причт показал, что ни Ковалевский, ни Кузнецов, ни в каких политических контрах с Восторговым не состояли.


Настоятель Ковалевский на след­ствии показал следующее:
«Восторгов часто вел беседы с наро­дом. Знаю, что он вел в соборе анти­семитскую травлю, в особенности в свя­зи с мощами Гавриила. Гавриил значится в списке святых, вероятно за то, что он был замучен евреями. Говорю это, как пока­зывает мне моя пастырская совесть. Как православный священник, Восторгов вел правильную линию в своем деле и в еврейском вопросе держался строго пра­вославного христианского учения».
Диакон Недумов, слышавший, что 'Гавриил канонизирован даже не право­славною церковью, а католической, о причинах появления в православном со­боре так называемых мощей Гавриила показал следующее: «Я понимал, что эти мощи и привезены, и стоят в соборе в политических видах, ну, скажем, по военному времени».
Регент Шеметов показал, что нахо­ждение в соборе ящика с надписями о Гаврииле в высшей степени неудобно, так как надписи не имеют никакой религиозно-духовной ценности, ибо Гавриил и его смерть,  в высшей степени темны в исто­рии. Свидетель понимал, что этот ящик с Гавриилом может сослужить са­модержавию по темноте народных масс, в целях отвлечения от реформ, службу в смысле возбуждения, и возбуждения, искусственного, религиозной вражды на почве антисемитской травли.

Ковалевский и Кузнецов на следствии удостоверили, что в соборе Василия Блаженного не имеется ни мощей Гав­риила, ни мощей Василия и Иоанна Блаженных, сгоревших при та­тарском нашествии на Москву в 1572 году.
Сам ящик-усыпальница, как при сдаче собора Отделу по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомата просвещения (Наркомпроса), так и при принятии от этого Отдела богослужебного имуще­ства не был показан принявшим в свое пользование причтом собора ни в одной из описей.
Сам собор Василия Блаженного, произведение самостоятельного периода русского зодчества, построен русскими мастерами Постником и Бармой при царе Иване Грозном в память взятия Казани (1552 год). Были выстрое­ны рядом семь деревянных и один каменный храм, а затем, храмы были объединены в один, причем  собор был   выстроен девятиглавым. В 1557 году  скончался в Москве юродивый Василии, живший бездомным бродягою, ходивший голым и бывший в большом почете у царя Ивана Гроз­ного. В 1588 году «бог проявил своего великого угодника, блаженного Василия», святые мощи коего (по учению право­славной церкви) источали много исцеле­ний с верою к ним притекавшим. Посему, по приказанию слабоумного царя Федора Иоанновича, к собору и пристроили теперешний Васильевский придел, была выстроена драгоценная рака для хране­ния самих мощей, и, в честь Василия Блаженного, установлен особый день празд­нования, 2 августа.
Впоследствии собор неоднократно под­вергался пожарам и разгромам и вновь ремонтировался и отстраивался. Посему, в настоящее время собор носит в себе архитектурные наслоения разных эпох. Отступая в 1812 году из Москвы, Напо­леон приказал своей артиллерии снести собор до основания, но поспешность отступления французских войск воспре­пятствовала этому акту вандализма.

Собор Василия Блаженного является одним из самых ценных исторических памятников России.
Этот собор был вверен отделом Наркомпроса на хранение протоиерею И. И. Куз­нецову, как археологу, написавшему о соборе две книжки в право­славном стиле.
Купец Щербаков, ставленник Восторгова, был назначен, старостой собора, хотя должность церковного старосты выборная, специальным указом патриарха Тихона. Щербаков вы­плачивал, до последних дней, сто­рожам, супругам Мошковым, ежемесячно 700 рублей, хотя те и делали неоднократные попытки добиться выплаты им жалованья по профессиональным ставкам.
На основании  данных следствия, настоятель собора И.А. Ковалевский, хранитель его протоиерей И.И. Куз­нецов, церковные сторожа супруги Мошковы и церковный староста купец А.В. Щербаков были преданы суду по обвинению в контрреволюционной и антисемитской агитации и в нарушении Кодекса законов о труде.

II.
Дело было заслушано 17 нояб­ря 1919 года в Особой Сессии Московского Советского нарсуда под председательством А. А. Монина, при участии судебных заседа­телей П.П. Ковырзина и П.И. Снегирева и трех товарищей рабочих.
Суд самостоятельно привлек к ответ­ственности, кроме вышеуказанных лиц, диаконов собора Петра Белоусова и Ивана Недумова.
На суд явились все обвиняемые, за­щитники их, правозаступники Липскеров и Мажвич, свидетели и обществен­ный обвинитель, член коллегии Наркомата юстиции  П.А. Красиков.

Перед допросом обвиняемых защита, обратилась к суду с ходатайством о применении ко всем обвиняемым амни­стии по случаю второй годовщины рабоче-крестьянской власти, пытаясь защитить свое предложение якобы отсутствием корыстных побуждений в ин­криминируемых деяниях, и просило суд само дело предать забвению.

Обвинитель П. А. Красиков настоял на слушании дела.
Суд, исходя  из   того, что, в деяниях обвиняемых   усматривалось  человеконенавистничество,  во вред рабоче-крестьянской  революции,   постановил дело
слушанием продолжить.
Первым допрашивается настоятель собора И. А. Ковалевский.
«Я никогда не мог говорить о человеконенавистни­честве. Как пастырь, я против этого. Это не только неблагоразумно, но ведь я исполнитель заветов Христа, говорившего о любви. Я служу Христу 36 лет, сколько царей пережил! Я че­ловек основательный. Ведь «в церкви несть эллин, или иудей, раб или свободь, обрезанный или необрезанный». Самовластие Восторгова общеизвестно.  Даже если бы я вздумал, при нем про­тестовать против его деятельности, ничего бы из этого не вышло. Совесть моя чиста».
Председатель. Что пропаганди­ровал Восторгов?
Настоятель Ковалевский. Это знает всякий.
Председатель. Знаете ли вы о биографии так называемого мученика Гавриила и об этом ящике?
Настоятель Ковалевский. Я биографию Гавриила, ей-богу, не читал. Впервые узнал  об  этих исторических данных  от следователя. Я так смотрел на ящик: до меня поставили, пусть и при мне стоит! Церкви мало касается, кем он был замучен. Важна святость мученичества. Дальнейшее мало касается церкви. Я в собор прихожу в субботу в 6 часов и после всенощной ухожу. Прихожу в воскресенье в 10 часов  и после обедни ухожу. И больше ничего знать не знаю, и ведать не ведаю. Дома меня ждут дела мирские.

Председатель. Ну, а если бы в собор поставили воз с мусором, как бы вы отнеслись?
Настоятель Ковалевский. У нас великое множество мучеников. Ты, Господи, их веси! Стоит гроб мученика, пусть стоит.   Жизнь  разнообразна, не­когда опомниться.
Председатель. Ну, а существуют, в вашем соборе мощи Василия и Иоан­на Блаженных?
Настоятель Ковалевский. Ни­чего не смею сказать.
Председатель. Не сгорели ли эти мощи в конце 16 столетия? Разве вы об этом не говорили на предварительном след­ствии?
Настоятель Ковалевский; Ни­чего не знаю.
Председатель. Почему при сдаче Советской власти собора и, при приня­тии его в пользование, вы не указали Советской власти на наличность ящика Гавриила?
Настоятель Ковалевский. Да ведь эти мощи и ящик привозные, не наши.
Защита. Кто привез ящик?
Настоятель Ковалевский. Не знаю.
Защита. Могли ли вы воспрепятство­вать постановке ящика в соборе?
Настоятель Ковалевский. Нет! Здесь же высшие иерархи, епархиальные  власти! Мне ли их учить? Не имею я на то ни юридического, ни канонического права.
Защита. Знали ли вы о характере объяснений сторожей по поводу этого ящика и что предприняли бы, если б знали?
Настоятель Ковалевский. Я бы сказал: «В храме божьем лю­бовь». Я бы сказал: «Здесь сам Бог».
Защита. А если бы при вас Востор­гов призывал к человеконенавистниче­ству, что бы вы сделали?
Настоятель Ковалевский. Я бы... я в интимном разговоре, в част­ном разговоре сказал бы, что этого де­лать не надо.
Защита. Относили ли вы Гавриила к особо чтимым мощам?

Настоятель Ковалевский. Дол­жен сказать, что мы почитаем свои святые мощи, Василия и Иоанна Бла­женных. А мощи Гавриила это соб­ственно так, как бы выразиться... (Ко­валевский так и не выразился.)
Защита. Читали ли вы надписи на раке Гавриила?
Настоятель Ковалевский. Что вы! У нас столько надписей на святых, что нам некогда их читать! Да и к чему?
Защита. Когда праздник так называемого мученика Гавриила?
Настоятель Ковалевский. Об этом мне впервые сказал следователь. Я все ждал, что мощи возьмут.
Защита. Пели ли вы тропарь и кон­дак, который напечатан на раке?
Настоятель Ковалевский.  Нет! Мы пели «Святителе отче Гаврииле, мо­ли бога о нас». Вот Восторгов, тот... ничего не боялся!       -
Председатель, Вы говорили, что надписи на раке не читали и испугались при вопросе, пели ли вы напечатанные надписи, тропарь и кондак. Можно ли довериться искренности ваших показа­ний?

Настоятель Ковалевский…молчит.

Председатель. Почему вы не пла­тили по профессиональным ставкам сто­рожам Мошковым? В чьем ведении на­ходятся сторожа?
Настоятель Ковалевский.  Цер­ковного старосты.
Защита предоставляет инструкции об обязанностях церковного старосты. Согласно этим инструкциям церковный староста действует под руководством настоятеля.
Обвинитель. Частные инструкции не имеют никакого значения для рево­люционного суда. Конечно, виновен и церковный староста, но, прежде всего, за порядок в соборе отвечает Кузне­цов, он же, прежде всего, и имеет над­зор за служащими.
Обвинитель. Какое вы получили образование?  
Настоятель Ковалевский. Я окончил Московскую духовную акаде­мию с дипломом магистра.
Обвинитель.    Итак,   магистр богословия, церковь не  интересуется, кем и как замучен так  называемый мученик?
Настоятель Ковалевский. Цер­ковь не интересуется, кто мученик и кем замучен. Просят отслужить мучени­ку, ну, я и отслужу.
Обвинитель. Ну, а если вас по­просят отслужить молебен мученикам Со­крату или Пифагору, Вы отслужите?
Настоятель Ковалевский. Нет. Я попрошу доказательств, что они муче­ники.

Обвинитель. Читали ли вы, что написано о так называемом мученике Гав­рииле в синодальных житиях святых, «Месяцеслове Востока» по Сергию, в «Житиях святых» по Филарету?
Настоятель Ковалевский. Не интересовался;  только от  следователя все это узнал.
Все это следователь мне читал, а я не думал, что такое может все быть в «Житиях святых».
Обвинитель. Ну, а если кто-либо принесет вам труп и скажет, что это так называемый святой, мученик, И тоже попросят поставить в собор. Как вы поступите с трупом? Куда поместите?
Настоятель  Ковалевский. Я рядовой священник. Я признаю епар­хиальную власть. Для этого существуют и «Жития святых». Справлюсь. Ведь Гавриил канонизирован западною цер­ковью. Когда, не знаю.
За щита. Вы имеете семью?   
Настоятель Ковалевский. Да, у меня сын—профессор Московско­го университета. Другой сын—помощник машиниста. Я сам ЗО лет преподаю за­кон божий и когда, по окончании гим­назии, еврейки приходили ко мне с прось­бою дать свою подпись на выпускной фотографической карточке, я им не отказывал. Так что совесть моя спокой­на!..
К допросу вызывается второй служи­тель культа, протоиерей Иван Кузнецов.

«Никогда я не учил сторожей рас­сказывать, что отрока Гавриила убили, якобы, евреи. Такую сомнительную аги­тацию я считал не приличною для хри­стиан. Еще апостол Павел сказал: «Озлобление евреев временное». Как же можно агитировать против евреев, ко­гда они первые попадут в царствие Божие? Я говорил и Восторгову, и Кова­левскому, что ящичек неудобный».
Председатель. А вы читали над­пись на этом ящике?
Протоиерей Кузнецов. Никогда. Молебнов не служил. Не интересовал­ся. Я более интересуюсь нашими моща­ми, Василием и   Иоанном   Блаженными.
Председатель. А что заключается в середине ящика Гавриила?
Протоиерей Кузнецов. (Сильно краснея и шепотом.) Да так. Неудобно говорить! Иконка. Сверху дырочка с бумажкою, пустое место, мощей нет!
Председатель. Почему же вы не показали в описи при принятии в поль­зование собора и богослужебных пред­метов  этих мощей Гавриила?
Протоиерей Кузнецов. Разве это археология? Ведь мы в опись не включали ни раки Василия Блаженного, ни раки   Иоанна Блаженного.
По просьбе обвинителя, Народный Суд удостоверяет, что в описях принятия собора на хранение от Советской власти,
вопреки показаниям И.И. Кузнецова, значатся, за подписями всего причта, и рака Василия и Иоанна Блаженного, и, даже, особый ковчежец с мощами.
Председатель. Почему вы не ликвидировали ящик Гавриила при Со­ветской власти?
Протоиерей Кузнецов. Думали, что это постепенно ликвидируется. Мы это делали без шума. Думали, что кто-нибудь без шума эту гробницу от нас возьмет. Перенесли мы ее от самого по­четного места возле раки к выходу. Может быть это, как теперь называется, оппортунизм, соглашательство, но я по­лагал, что придет время, и ящик убе­рется... сам собою.
Обвинитель. На сколько лет вы назначали вашу кампанию с медленным выживанием ящика?   
Ответа не последовало.

Председатель. А у вас в соборе имеются мощи Василия и Иоанна Бла­женного?
Протоиерей Кузнецов. Мощи, по-видимому, сожжены! А что там, под спудом, бог знает. Мощи почитаются,  поскольку они будят хорошее чувство, хорошие дела любви.
Обвинитель. Вы не решались на­стаивать на удалении усыпальницы, так как считаете себя неспособным к борь­бе. Но кто бы при Советской власти воспротивился удалению этого ящика из собора?
Протоиерей Кузнецов. Были бы крупные неприятности. Ведь у нас при соборе есть хоругвеносцы. Неловко перед богомольцами. А самое главное, перед нашим духовным начальством. Оно было бы против этого.
Обвинитель.   Ваше  образование?
Протоиерей Кузнецов. Я окон­чил Московскую духовную академию. Я, археолог.
Обвинитель. Вы считаете этот ящик имеющим археологическое значение?
Протоиерей, Кузнецов. Конечно, не археологическим. Это не гробик, а ящик сине-красного цвета, аляповатый и наспех сколоченный. В бытовом смысле этот ящик никакого значения не имеет. Я только тогда и стал его просматри­вать, когда мне это предложил сделать следователь.
Обвинитель. А кому сдан на хра­нение собор Василия Блаженного?
Протоиерей Кузнецов. У нас при соборе нет группы верующих. От­дел по охране музеев и церквей старины   сдал собор и все его богатства под мою ответственность... Каюсь...
Допрашивается церковный сторож Мошков.
«Показывал я старину богомольцам. Ведь на 350 руб. в месяц не проживешь! Может быть, наши попы и знали, что мы показывали. Говорил по глупости. Го­ворил из нужды и из уважения к посетителям. Пришла барышня Клемент, я ей первой и сказал».
Председатель напоминает Мошкову о его показаниях на предваритель­ном следствии, где свидетель показал, что он давал антисемитские разъяснения «многочисленным посетителям по заве­денному порядку».


Мошков мнется, подтверждает пра­вильность его показания на предварительном след­ствии и просит прощения.
Допрашивается сторожиха Мошкова.
«Ничего не знаю. Один господин про­сил меня показать, ну, я его и ублаго­творила, сказала, что Гавриила заму­чили жиды и что они пьют кровь из жил. Монахи и попы научили глупым словам, да слухам. Я ничего не знаю, ведь я неграмотна».
Председатель напоминает и гражданке
Мошковой  ее показания на предварительном следствии, где она во всем призна­лась.
Мошкова во всем, сознается и оправ­дывается, что должно судить ее началь­ство, а ее дело маленькое.
К судейскому столу подходит диакон Белоусов, ведет себя развязно.
«Знаю, что так называемые мощи Гав­риила привезены из Польши каким-то протоиереем. Уж и было у Восторгова из-за них споров с властями, не оберешься. Кишкин и Малянтович вызывали его для объяснения. Восторгов же все свое пел да гово­рил. Мне Восторгов сам рассказывал, что мощи эти канонизированы Римским Папою, и при унии католической и пра­вославной церквей Римский Папа потре­бовал, чтобы эти мощи были воссоедине­ны. Я к евреям отношусь хорошо: как за­болею, так сейчас же обращаюсь к докторам-евреям, считаю русских док­торов много хуже».
Председатель. Почему вы ска­зали: «так называемые» мощи?


Диакон Белоусов фыркает.
«Поми­луйте, товарищи, уж позвольте так ска­зать. Нынче все—товарищи! Стоял в со­боре хитроватый ящик, в середине—ико­на, в иконе—дырка, в дырке—полотняная тряпка. Смотришь на эту штуку и ди­ву даешься. Я вообще сомнительно отно­шусь к мощам. Ведь наш брат всего навидался. Восторгов часто служил воз­ле этой штуки молебны. Мы все думали: странно, зачем попала к нам эта чу­жая штука? При Восторгове все больше в церковь ходили благочестивые купцы да министры, графиня Игнатьева, князья Голицыны, графы Шуваловы, ну... хвостотрепки-богомолки, конечно».
Председатель. Вот вы опять го­ворите «хвостотрепки-богомолки». Ведь это ваши кормилицы, кто они такие?
Диакон Белоусов. А это бабы, что с попами путаются. Это у меня нечаянно вырвалось так... у следова­теля...
Председатель. Почему же вы
сейчас сознательно повторили это выра­жение? Как вы относитесь к своей
пастве? Как вы относитесь к
темной массе, то есть к посещающим служ­бу вашего собора?
Диакон Белоусов мнется... Да есть группы богомольцев,  что иного названия не заслуживают, А из темной массы на меня никто не обижался. Я со всеми ласков и удовлетворяю молитвою, слу­жу аккуратно. Мы ведь поставлены по-молчалински: «В мои лета не надо сметь свои суждения иметь».
Председатель. Ну, а как вы от­носитесь к мощам и к чудесам?
Диакон Белоусов. Свидетелем чудес не был. Сказать откровенно... мо­щи, чистейший абсурд. У нас в соборе несколько раз подымали раку Васи­лия и Иоанна Блаженных. Я опускался вниз и подымался (свидетель хохочет). Земля и того довольно.
Председатель. Ну, а какие ваши
заработки от этих ваших  занятии?
Д и а кон Белоусов. Теперь—плохо дело. Теперь я служу по бухгалтерской части в квартальном хозяйстве. Я хоро­шо знаю двойную бухгалтерию. Ну, а «ранее я получал бесплатную квартиру, отопление, освещение, тысячи две жало­ванья, ну, и прималивали»…
Обвинитель. Сколько же вы ежемесячно «прималивали»?
Диакон Белоусов. Книг не ведем. Работаем на совесть.
Обвинитель. Вы служите и в цер­кви, и на советской службе. На какой же службе вы служите по убеждениям?
Диакон Белоусов. На обоих. Я демократ.

Демократ садится.
Допрашивается диакон Недоумов.
«Мощи Гавриила не наши, привозные. Молебны служили Ковалевский и Куз­нецов. Когда привезли их к Восторгову, собор снесся с епархиальным началь­ством. Все по-хорошему. Ну, а что там написано, не читал. Не наше дело. Мы только припеваем».
Обвинитель. Что вы подразуме­ваете под мощами «нашими и чужими»?
Диакон  Недоумов. «Наши мощи— это мощи Василия и Иоанна Блаженных. Им я служу и от них живу 22 года. С ними мы сроднились. А этот Гавриил, помилуйте!.. Стоит ящик, иконка, дырочка да тряпочка, чудно разыграно».
Обвинитель. Кто должен давать
объяснения о достопримечательностях
собора?
Диакон Недоумов. «Смотря, кто приходит... Придёт высокопоставленная особа, великий князь, тогда является настоятель. Ну, а обыкновенно, сторожа. Должна быть и разница. Мне-то все равно, что там говорят по части архео­логии. Наше дело помогать молиться. Я убежденный христианин».
Председатель. Вы не верили в этичность нахождения ящика Гавриила и молчали. Но ведь убеждённых хри­стиан жгли на кострах, четвертовали, пытали, а они говорили правду.
Диакон Недоумов. «Не должен лезть, куда не следует. А протестовал я молчанием»...
К судейскому столу подходит церков­ный староста, купец Щербаков. «Я ничего не знаю. Приду в суб­боту, приду в воскресенье. Соберу день­ги с ящика, подсчитаю да поделю их. Меня патриарх Тихон просил согласить­ся на пост церковного старосты, ну, отказать в таком случае, сами понимае­те, нельзя. Назначен я по рекомендации самого Восторгова. Он часто ходил ко мне в гости. Как-то я послал ему со своей рыбокоптильни сига, ну и позна­комились! Ведь церковный староста, это караульный ящика. Порядки церкви меня не касаются».
Обвинитель. Правильно ли я фор­мулирую вашу роль, как подставного церковного старосты?
Щербаков, Правильно. Ошибки нет.
Свидетели, товарищи  Антонов, Баскаков, Клемент,  подтверждают показания, данные ими на предварительном следствии.
Допрашивается псаломщик Воронцов. «Я псаломщик. Служу 8 лет. Гаври­ил признан нашей  церковью святым. Посему служили Молебны, служим и в 1919 году. Раз церковь признала его мо­щи, значит, я верю».
Председатель. А какой тропарь и кондак вы пели во славу Гавриила, и кто определяет, что в каком случае петь?
Псаломщик Воронцов. «Псалом­щик что хочет, то и поет. Есть у нас и устав. Относительно Гавриила мы в уставе не справлялись».
Обвинитель. Ну, а если бы ваше духовное начальство приказало изгнать эти мощи святого из собора?
Псаломщик Воронцов. «Что же делать? Начальство лучше знает, как удобнее. Мы все в его воле.  Скажут, убирай, псаломщик, уберу. Да ведь я не верю, что отрока замучили евреи, ибо знаю, что это о евреях врут».
Обвинитель.  Значит, вы не верите в то, о чем говорит церковь?
Псаломщик Воронцов. «Я этим записям о Гаврииле не верю. Сужу по разуму».
Обвинитель. Значит, для вас все безразлично, лишь бы было канонизи­ровано?
Псаломщик Воронцов. «Безбо­жию не сочувствую».
Допрашивается регент, он же псалом­щик, Шеметов. «Мощи привезены в наш собор около четырех лет тому назад. Мало ли что бежен­цы привезли. Например, они привезли с собой  рояль и тоже поставили в собор»!
Председатель. Знали ли Ковалев­ский и Кузнецов о тропаре и кондаке в честь Гавриила?
Регент Шеметов. «Они иногда этот тропарь и кондак исполняли. Мо­лебны служились и в 1919 году».
Председатель. Вы регент. Не занимаетесь ли еще чем?
Регент Шеметов. «Я учитель и педагог. Был и советским учителем. Те­перь я комендант Советского учитель­ского дома".
Председатель (взволнованно). Вы, советский учитель!!! Как вы смо­трите на комбинацию с ящиком Гаври­ила?
Регент Шеметов. «Мое отношение такое: я знаю, что там никакие мощи и не ночевали. Про Гавриила слышал, что он католический святой. В ритуаль­ные убийства мы в душе не ве­рим. Но, что мы могли, например, сделать при Восторгове. При нем у нас было полголоса. Потом дали четверть голоса. Да, конечно, надпись я  читал;  надписи зазорные! Я понимаю, что этот ящик и вся деятельность Восторгова полезна самодержавию. Такие штуки, как Гав­риил, влияют на деревенские массы.
Обвинитель. Вы получали свою долю от молебнов в честь Гавриила?
Регент Шеметов.  Да... по логике вещей, получал.
Обвинитель. Прошу вас, товарищи судьи, привлечь к ответственности за соучастие в антисемитской агитации и лишить доверия рабоче-крестьянской власти как гражданина Воронцова, так и Шеметова. По­дробную мотивировку я представлю в письменной форме в ближайшие дни.
Председатель. Вы слышали про­поведи Воеторгова или Ковалевского?
Регент Шеметов. Как батюшки начнут говорить, мы тотчас выходим покурить. Как-то слышал речь Ковалев­ского. Он рассказывал народу, что пока Русь верила в бога,  и в Святую Богоро­дицу и чтила царя, было всего вдоволь. Теперь за грехи  наши, бог наказал!..
Защита. Кто должен был быть наз­начен года четыре тому назад настоятелем собора?

Регент Шеметов. После смерти отца Богоявленского должен был быть назна­чен Ковалевский. Но, по политическим соображениям, высшей церковной властью назначили Восторгова.
Председатель. Вы уходили во
время проповеди Ковалевского из со­бора, как просвещенный советский педа­гог или по общим соображениям нрав­ственности?
Регент Шеметов. Просто ку­рить охота и выходишь. Что они могут сказать интересного!..
Председатель. Хотел ли причт окончательно убрать мощи Гавриила?
Регент Шеметов. Да как вам сказать, уж не знаю. Сам-то я пони­маю, что Гавриил забытый гость. Вы бы посоветовали католикам убрать эту штуку.
Допрос свидетелей окончился.
Вызванный в качестве эксперта сле­дователь по данному делу И.А. Шпицберг дал следующее заключение.
III.  Экспертиза.
Товарищи судьи! Задача заключения о том, су­ществуют ли в настоящее время у иудеев ритуальные убийства, сокращается, ибо сами подсудимые, люди с определенным академическим багажом богословских поступления «О сем, кто хощеш простран­нее ведати, отсылаем до книг правных Магдебурги заблудовския». К этим объяснениям приложен рисунок с надписью: «Святый мученик младенец Гавриил». На кресте, в позе распятого, висит мальчик. С прободенных гвоздями его рук и ног течет кровь в специальный сосуд, на ко­торый опирается самый крест. Возле сосуда лежат столярные инструменты: ножи, клеши, молоток, как орудия, якобы, ритуального убийства.

Картина грубо рассчитана на воз­буждение расовой и религиозной нена­висти.
Спустя 30 лет после, якобы, убий­ства Гавриила, его кости были выры­ты, и вместо костей церковники обрели уже «нетленные мощи», которые и была поставлены в церковный склеп, впослед­ствии сгоревший, естественно со всей содержимым. Однако эти «нетленные мощи» якобы Гавриила вновь фигурируют уже в Слуцком монастыре с 1755 года.
«Правные (то есть метрические) книги Заблудовския магдебургии», на кои дела­ется ссылка в „Житиях святых", не сох­ранились, и сама личность Гавриила и об­стоятельства процесса делаются мифиче­скими.
Главная кукла Гавриила, состряпанная монахами, демонстрируется в Слуцке, в местном монастыре. Она помещается на особом катафалке. Детские руки куклы обхватывают небольшой напрестольный крест, на пальцах нарисованы рваные раны. В довершение всего голова отделена от туловища. Монахи распространяют слухи о том, что молебны вокруг этой куклы исцеляют больных детей.
Дело о канонизации Гавриила никогда не восходило до Синода, а посему с ка­нонической точки зрения никаким «свя­тым» он не состоит. Это не отрицают такие канонические авторитеты, как мо­сковский митрополит Филарет и профессор Голубинский.
В начале 18 столетия киевский митрополит Иоасаф Краковский дал слуцкому духо­венству разрешение почитать эту куклу Гавриила за мощи. Впоследствии это раз­решение подтвердил митрополит Тимофей Щербацкий. Следовательно, Гавриил яв­ляется так называемым  местночтимым.
Самые так называемые мощи были перенесены в 1755 году в Слуцкий монастырь по настой­чивому домогательству местного миллио­нера помещика Иоанна Радзвилла перед константинопольским патриархом и с раз­решения польского короля. (Слуцк  был резиденцией, главным местопребыванием, князя Радзвилла.)
Князем Радзвиллом руководили торговые, феодальные и тщеславные мотивы. Именно в этих целях он домогался поме­щения так называемых мощей Гавриила рядом с трупом его родственницы, княгини Софии Радзвилл Олелько, скончавшейся в 1612 году. Вокруг ее трупа духовенство распростра­няло легенды, что она блаженная, и ее считали покровительницей больных жен­щин. Местные темные крепостные крестьянки по обычаю собирают складчину для покупки атласного платья на труп своей помещицы, и старушкам, пользую­щимся особым доверием монахов, разре­шалось переодевать княгиню. Монахи ра­спространяют кругом легенды о нетленно­сти ее мощей.
Сама кукла княгини помещалась до последнего времени в Слуцком монастыре.

Обычно праздник в честь Гавриила (20 апреля) приходится на предпасхальные и пасхальные дни. Во время этих празд­неств неоднократно поются погромные кондак и тропарь. Текст этих песнопений имеется на погромном ящике-гробнице,  обнаруженном в соборе Василия Блажен­ного. После этих молебнов в честь Гав­риила при царизме духовенство произно­сило гнусные погромные антисемитские речи и раздавало образки с соответствую­щими надписями и изображениями его «страданий». Культ отрока Гавриила в Польше и Литве особенно распространился в 90 годах 19 столетия. В 1893 году даже вышло официальное циркулярное распоряжение литовского епархиального начальства об обязательном помещении во всех церквах православного исповедания указанных «святых икон святого мученика Гав­риила».
Помещики и купцы стали жертвовать большие суммы на постройку храмов в честь Гавриила.
Духовенство на открытие этих часовен и храмов в особенности старалось залу­чать темное крестьянство, и сама служба церковная происходила в особо теат­ральных церковных тонах.
После проповедей попов на тему о «страданиях Гавриила» обычно немедлен­но, или, в связи с этою пропагандою, впоследствии, начинались еврейские по­громы.
Картина этих погромов известна всему миру, и порой попустительство им со сто­роны поповских и помещичьих властей было плохо замаскировано и принимало столь потрясающие размеры, что дело доходило до открытых протестов иностранных по­сольств перед русским императорским дво­ром.
Иногда под влиянием этих протестов для вида погромщики были предаваемы коронному суду, но по высочайшему по­велению убийц весьма срочно миловали. Вся обстановка культа отрока Гаври­ила нашла повторение в убийстве в Кие­ве православного мальчика Андрея Ющинского, труп коего был обнаружен в предместье Киева в 1911 году.  Киевская полиция повела следствие сначала в нормальном порядке и дошла по следам до настоящих убийц, членов воровской шайки, группи­ровавшейся вокруг известной рецидивист­ки-воровки Веры Чеберяк.
Однако, за это дело скоро взялась киев­ская охранка, в лице киевского монархи­ческого союза Русского Народа, духовен­ства и помещиков.

Различными группировками этих лиц из Киева, а засим, по дирижерской па­лочке, и из других городов, стали рассы­латься в Петроград на имя Министерств внутренних дел, юстиции и Николая Романова телеграммы о том, что смерть Андрея Ющинского произошла, якобы, на почве ритуального убийства.

Охранка предназначила эту трагическую роль ев­рею Бейлису. Министр юстиции, изве­стный монархист Иван Щегловитов, пред­писал удовлетворить ходатайство указан­ных темных сил и вести следствие в плоскости ритуального убийства. Сыщики, раскрывшие настоящих убийц Андрея Юшинского, частью были смещены, ча­стью терроризованы, а один из них, сы­щик Красовский, в целях его дискреди­тации, даже был отдан под суд за ма­ловажное служебное упущение. Члены киевского суда, судебной палаты и про­куратура были специально подобраны; неудобные были смещены.
Весною 1911 года, на имя председателя Государственной Думы группою ее чле­нов был предъявлен запрос, обращенный к министрам внутренних дел и юстиции. В этом запросе сначала описывается внешняя картина трупа и делается ссыл­ка не на подлинные акты вскрытия, а на то, «как сообщили газеты» (кои допу­скались лишь только черносотенные).
В этом запросе указывается, что на теле убитого «обнаружено „до 45 колотых ран, нанесенных, по-видимому, ножом, че­тырехгранным гвоздем и  чем-то тонким, вроде шила».

Мучения эти, как сказано в описании запроса, при­чинены несчастному в стоячем положении, когда он предварительно был раздет донага, рот зажат, руки крепко связаны. Кровь из мальчика выпущена вся. Шей­ные вены вскрыты».     
«Приведенные данные судебно-меди­цинского осмотра и вскрытия нельзя не сопоставить (как говорится в запросе) с теми вполне доказанными (кем?!) случаями, когда христианские дети были замучены иудеями для выполнения известного об­ряда высачивания христианской крови. Эти так называемые ритуальные убийства повторяют­ся неизменно уже на протяжении многих веков».
«Так православная церковь чтит 20 апреля память замученного иудеями младенца Гавриила. Нетленные мощи свя­того открыто покоятся в Свято-Троицком монастыре города Слуцка. На теле ясно видны следы уколов и так далее».
Далее в запросе описывается несколько «процессов» о якобы ритуальных убий­ствах со ссылкою на саратовский про­цесс об Янкеле Юшкевичере и так далее.
На основания этих данных группа чле­нов Государственной Думы редактировала запрос в следующей форме.

  1. Известно ли  господам  министрам, что
    в России существует секта иудеев, упо­требляющая для некоторых религиозных
    обрядов своих христианскую кровь, чле­нами каковой секты замучен в марте 1911 году
    мальчик Ющинский, как о том сообщили
    газеты.
  2. Если известно, то какие меры при­нимаются для полного прекращения суще­ствования этой секты и деятельности ее членов, а также для   обнаружения тех из них, кои участвовали в истязании и убийстве малолетнего

    Ющинского.
Запрос был подписан правой группой монархистов, во главе с известными всему миру мракобесами Пуришкевичем, Замысловским, Марковым и другими. 13 подписей принадлежат лицам духовного звания.

Сами прения этих «народных пред­ставителей « конституционного парламента были исключительно скандальны. Зооло­гические инстинкты этих зубров выявились до полной нецензурности.
24 июня 1912 года в Киеве появился № 78 газеты «Двуглавый Орел», издававшийся патриотическим обществом молодежи «Дву­главый Орел» и субсидировавшийся киев­ским охранным отделением.
Девиз этой газеты был: «Господом Бо­гом да русским царем Святорусская земля стоит».
Передовая статья в этом номере газеты под названием «Вечная память умученному от жидов отроку Андрею Ющинскому» была следующего содержания:
„К тебе, о мучениче отроче Андрее, любовью пламенеет верующее православное сердце. Подобно Мученику Гавриилу, причисленному (кем ?!) церковью к лику свя­тых божьих, пострадал и ты,Христа ради, от лютых жидов и самыми мученьями, веруем, вошел по слову писания в покой небесный.
Ждешь, мы надеемся, и ты прославле­ния... со святыми от того, кто обещал прославить исповедующих имя его.
О владыко, Христе Царю, принявший яко жертву непорочную, закланную за тебя, Святого мученика Гавриила мла­денца, чудотворца слуцкого,  прими в сей лик проливших свою кровь и нового мученика киевского Андрея. И как того же страдальца Гавриила прославил чуде­сами, так и, о мучениче Андрее, открой истину, ибо он пострадал подобно тем, кои от века кровь свою пролили за Тебя, Христе Боже. А ты, приснопоминаемый отроче, если Господь сподобил тебя веч­ной славы, умоли его, Всещедрого исти­ны и света Подателя, раскрыть тот узел недоумений, предмет пререканий и лютой партийной злобы, коим связана история твоего убиения, о великий страдальче Ан­дрее, отроча Богу возлюбленное».

К статье, в тех же целях погромного возбуждения отсталых масс против от­дельной нации, приложены два рисунка:

  1. Фотографическое изображение лица
    мальчика с уколами   на правой стороне
    лица и с надписью: «Голова замученного
    жидами отрока  Андрея Ющияского   со
    следами ритуальных уколов (правая сто­
    рона)».
  2. Фотографическое изображение туло­вища ребенка в гробу с надписью: «Тело Андрея Ющинского в гробу (левая  сто­рона)».

В связи с прениями в Государственной Думе  по делу Бейлиса, допущенными с провокационными целями и поповской агитацией на местах, по Западному краю и и Киевской губернии прокатилась мрачная полоса еврейских погромов.
Несмотря на специальный подбор при­сяжных заседателей и всевозможные уго­ловные преступления по процессу со сто­роны судей и царского прокурора, карье­риста Виппера, процесс Бейлиса кончился его оправданием. Это, кончено, разбило план церковников канонизировать Андрея Ющинского.
Такая же антисемитская проповедь во­круг  ящика Гавриила, специально   для этих целей сколоченного и разукрашен­ного в религиозную фольгу, велась по Москве во время последней империалисти­ческой войны и даже при Временном Пра­вительстве „социалиста" Керенского, при участи известного попа Восторгова и других.
Во всех инсценируемых процессах о ритуальных убийствах руководящую роль играют столбы царизма: крупные поме­щики, купцы, церковная иерархия, всегда опираясь на темное крестьянство.

Главный политический смысл поддер­живания правящими классами буржуаз­ного государства антисемитской агитации ясен. Путем отвода гнева голодных и за­темненных масс в сторону наименьшего сопротивления и ненависти к еврейскому племени, сыны коего, якобы,  распяли на кресте около двух тысяч лет тому назад Иисуса Христа.  Использование до сего времени еще не изжитых религиозных суе­верий держать в тени главную и един­ственную причину всех несчастий этих затемненных масс, собственность орудий производства и земли в руках помещиков и капиталистов всех наций и вероиспо­веданий.
Таким обходным движением возмущение эксплуатируемых трудящихся направля­ется не против капитала и эксплуатации вообще, а против еврейского капи­тала, против евреев, как якобы, специ­альных эксплуататоров.
Этот метод капиталистов напоминает метод, каким пользуются все мошенники, укравшие кошелек и кричащие: «Держите вора».
Председатель. Не желают ли, стороны предложить вопросы эксперту товарищу Шпицбергу? (На скамье подсудимых про­исходит замешательство.) Объявляю судеб­ное следствие законченным.
Слово предо­ставляется общественному обвинителю.

IУ.
Товарищи судьи! Полнота обвинительного материала обязывает меня быть кратким. Факт самой неприкрытой, самой дерзкой, человеконенавистнической агитации в центре революционной Москвы полностью доказан. Все те же приемы и даже тот самый предмет, который был положен, как прототип, в дело Бейлиса, именно эти так называемые мощи Гавриила, фигурируют здесь, как и во времена Пуришкевича и Замысловского, так мастерски выполняв­ших свою черносотенную политику
натравливания   одной нации  на  другую.
Их классовый  соратник и руководитель церковных реакционных кругов, Востор­гов,   был   организатором  этого   орудия братоубийственной  травли. Он приютил в   стенах   любопытнейшего   памятника русского зодчества позорный ящик, слу­живший раньше  в Западном крае в ру­ках тамошних черносотенцев грубым ору­дием их классовой политики. Любовать­ся   храмом-памятником    приходят люди со всех концов России, его осматривают учащиеся, приезжие крестьяне, рабочие, красноармейцы. Нельзя удачнее выбрать место для злодейских замыслов восторговской  клики.  То,  что  он сделал ци­нично и открыто,  (кадеты,   как оказалось, знали о позорной роли, которую он навязал  храму  Василия),  менее та­лантливые и решительные его наследники и   последователи,   как   Ковалевский   и Кузнецов,    продолжали   делать   тайно, обманув Советскую власть, не вписав в опись предметов,  хранящихся в   храме и сданных Комиссией по охране памят­ников   протоирею   Кузнецову,  этот   ящик. Роль   Кузнецова  морально   хуже   всех. Он нарушил оказанное ему, как совет­скому служащему и археологу, доверие, и он чувствует всю глубину своей вины и признал это перед судом. То доверие, которое он имел, он   передоверил протоирею Ковалевскому, этому продолжателю гнус­ного  восторговского религиозного шан­тажа, и   его   сотрудникам,   Белоусову, этому   Молчалину   в  рясе,  Недоумову, который смотрит на религию свою, как на хлебное дело, Шеметову, Щербакову, подставному послушному церковному старосте,  поставлявшему сиги  Восторгову, и, наконец, Мошковым, игравшим роль   популяризаторов   и   объяснителей достопримечательностей старинного рус­ского храма с хранящейся в нем, сфа­брикованной русскими и католическими попами гробницей.
Вы видели перед собой этих академиков, магистров богословия, диаконов и тому подобных, претендующих на руководство массами, на уважение к их учениям и показному благочестию. Они теперь перед судом вашим, товарищей, вышедших из рабо­чих масс, лопочут что-то жалкое, уверт­ливое и невразумительное, оправды­ваются незнанием, непониманием, готовы себя признать круглыми невеждами в своей специальности, готовы отказаться от того, что открыто проповедывали и проповедуют в своих книгах, проповедях, акафистах и тропарях.   О  чем они   кричали с думской кафедры, что доказывали,  под охраной жандармерии, на суде над Бейлисом  и в печати и что запечатлели своей кровью, сотнями и тысячами, действи­тельно «умученные» еврейские бедняки во время устраиваемых в нужную ми­нуту погромов.
Я настаиваю здесь, что­бы в своем приговоре вы заклеймили перед всей трудящейся Россией эту вредную деятельность, а также пре­кратили возможность в дальнейшем об­манывать темных людей с помощью этого предмета,  так называемой  гробницы мученика Га­вриила.
Защитник настоятеля Ковалевского, правозаступник Липскеров, стал на фор­мальную точку зрения и пытался дока­зывать, что мощи попали правомерно, просил суд не обращать внимания на факт несообщения Отделу охраны па­мятников старины причтом собора о существовании так называемой усыпальницы Гав­риила, предлагая квалифицировать это лишь, как «канцелярскую отписку» причта; Ковалевский де не знал преступный тропарь и его не пел и требовал оправ­дания своего доверителя.
Гражданин Мажбич признал, что его дове­рители не имели мужества идти по сто­пам «истинного христианства» (?!!); что, действительно, беспринципность подсу­димых вызывает отталкивающее, неприят­ное чувство, но что при обсуждении их виновности и самой причины их пре­ступлений, прежде всего, нужно при­нять во внимание быт духовенства. Тогда суд должен, по мнению защиты, вынести всем только общественное по­рицание.

Возражение обвинителя П.А. Кра­сикова.
Товарищи судьи! Защита пытается поста­вить вопрос в неправильную с точки зрения советской репрессии плоскость. По ее мнению, революционный суд должен руководствоваться буржуазно-сентиментальным принципом: все понять и все простить! Конечно, побудительные мотивы, при всестороннем выяснении личности и обстановки, всегда дол­жны быть поняты и вами поняты, но именно потому-то пролетарская юстиция и ставит вопрос: насколько эти люди приносят вред освобождению рабочего класса, строительству новой жизни. И пролетарская юстиция понимает, что если действие с этой точки зрения вредно, то оно и преступно и требуется репрес­сия. И суд, как боевой пролетарский орган борьбы с классами и группами, нанося­щими вред Советскому строю, должен принять меры к устранению этого вреда. Перед вами лежит дело Бейлиса! Здесь вы слышали текст запроса членов Государственной Думы за подписью 11 думских свя­щенников во главе с Пуришкевичем, За-мысловским и Марковым Вторым. Чье же дело продолжали подсудимые? А во что обхо­дятся эти гробики? Спросите у еврей­ской бедноты, спросите у рабочих, спро­сите у истории!
Защита говорит, что тут нет, соб­ственно, агитации. Как? Самые эти тропари, кондаки, проповеди и ака­фисты разве перестают быть агита­цией только потому, что их произно­сят люди в рясах  на славянском или латинском языке?  А эти месяцесловы, где мифы выдаются за историческую истину... для темных людей! Ведь сами церковники здесь перед светом дня признали эти произведения недопусти­мыми!
Суд предоставляет последнее слово подсудимым.
Настоятель Ковалевский. Я не верю ни в какие ритуальные убий­ства. Если же кто и думает, что я обманщик... так что хотите, то и гово­рите. Просто вижу... что никакой веры в бога уже больше нет...
Мошков. Я человек слепой, негра­мотный. Пощадите.
М о ш к о в а. Я действительно говори­ла, что Гавриила замучили жиды, но мало ли каких монахи глупостей на­говорят? Не всему же верить. Я без­грамотная.
Диакон Белоусов. Абсурдом я называл и имел в виду не мощи, а истории об ритуальных убийствах. Молчалинство отношу к субординации, к естественному послушанию воле на­чальства.
Председатель. Не считаясь ни с чем?
Диакон Белоусов. Да. А что касается до состояния моего на совет­ской службе, то я слышал, что иерархи наши нам разрешают служить.
Председатель. Ну, а если началь­ство воспретит служить на советской службе?
Белоусов. Тогда я уйду с церков­ной службы...
Прения объявляются оконченными. Суд уходят на совещание.

                      У.  Приговор:
Народный Суд выслушал показания обвиняемых, их последнее слово и пока­зания свидетелей, экспертизу, речь пред­ставителя общественного обвинения и защиты и взвесил все обстоятельства данного дела.
На суде все обвиняемые открещиваются от мощей так называемого мученика Гавриила, называя их «гостем» (святым, чужим, привозным) и даже неудобное вещью для собора. Между тем обвиняемые, в част­ности Ковалевский и Кузнецов, часто вспоминали об этой неудобной вещи, служа вокруг нее молебны, якобы по просьбе посетителей. Будучи академи­ками, получившими высшее духовное образование, и занимая пост настоятеля и протоиерея в одном из выдающихся со­боров города Москвы, эти лица не могли не знать историю мощей отрока Гавриила, служившего в свое время предметом, с которого было скопировано русскими черносотенцами убийство Андрея Ющинского в Киеве (процесс Бейлиса 1912 года). Посему Суд убежден, что все отрицания и открещивания обвиняемых на суде от мощей отрока Гавриила,  есть не что иное, как затушевка данного процесса, и что ящик с мощами так  называемого мученика Гавриала, представляющий из себя грубейшую под­делку под усыпальницу «мощей» отрока Гавриила (по словам Кузнецова, аля­поватую), хранился до поры до времени, передвигался с места на место и мог бы совершенно исчезнуть, по словам Куз­нецова, без шума, в надежде на луч­шие времена, когда бы можно было с ним открыто, без опаски, производить манипуляции, и в том числе и человеко­ненавистничество, для чего, собственно, и был предназначен этот ящик, с тем имен­но и не был внесен в опись предметов культа в соборе из боязни, что он бу­дет уничтожен рабоче-крестьянскою вла­стью и что уверения обвиняемых, что они никакой национальной вражды не преследуют, не оправдываются в дей­ствительности, ибо достаточно врагам трудящихся, хотя бы временно, одержать где либо победу над трудящимися, как прокатывается полоса погромов, где в первых рядах фигурируют с виду бого­боязненные, православные священники. Посему Суд постановил:
Считать гражданина Ковалевского и гражданина Куз­нецова виновными в том, что они, зная, какой характер имеют  мощи  так   называемого мученика Гавриила с их кондаком и тропарем, хранили его у себя в соборе, а последний даже скрыл его от совет­ской описи, служа ему молебны, играя на темноте и религиозном чувстве не­сознательных масс, одурманивая их го­ловы, тем самым подготовляя почву для черной реакции в интересах эксплуататоров и паразитов.

Диакона Петра Белоусова и Ивана Недоумова  Суд рассматривает по про­цессу, как лиц второстепенных. Однако они, хотя бы и из чувства боязни поте­рять известные доходы, но служа молеб­ны возле так называемого мученика Гавриила, тем самым молча солидаризировались с действиями высшего духовенства в со­крытии этого ящика с «мощами» и в этой части своих действий суть пособ­ники Ковалевского и Кузнецова.
Супруги Мошковы, исходя из пока­заний свидетелей Антонова, Баскакова и Клемент, уличены в даче заведомо ложных и человеконенавистнических све­дении посетителям собора.
 Суд прини­мает во внимание их темноту, несозна­тельность и крайнюю материальную не­обеспеченность. Мошковы виновны, но заслуживают снисхождения.
Щербаков, будучи ставленником Восторгова, ведая всеми доходами собора, нарушил распоряжения Рабоче-Крестьянского Правительства, кодекс законов о труде, не выплачивая сторожам Мошковыи, согласно профессиональным став­кам, тем самым толкая их на те пре­ступления, которые они совершали, да­вая, ради заработка, заведомо ложные сведения посетителям собора.
Народный Суд постановляет: Протоиерея гражданина Куз­нецова и настоятеля гражданина Ковалевского лишить свободы сроком на пять лет, но, принимая во внимание преклонный воз­раст и болезненное их состояние, а также и то, что Советская рабоче-крестьянская власть сейчас настолько окрепла,  что может считать их неопасными для Республики,
Суд находит возможным применить к ним амнистию от 5 ноября 1919 года (по случаю двухлетней годовщины рабо­че-крестьянской революции), оставив в силе условное лишение свободы.
По отношению Белоусова и Недоумо­ва ограничиться общественным пори­цанием.
Супругов Мошковых приговорить к лишению свободы на один год, приме­нив условное осуждение и отстранив их от службы в соборе.
Граждан Ковалевского, Кузнецова, Белоусова, Недоумова и Щербакова счи­тать лишенными прав на доверие ра­боче-крестьянской власти.
5 декабря 1919 года,  Народный Суд дополни­тельно постановил. Псаломщикам Шеметову и Воронцову вынести обществен­ное порицание и лишить их права занимать какие-либо ответственные должности в Советских учреждениях.

Ящик с мощами так называемого мученика Гавриила сдать в судебное учреждение, как вещественное по преступлению до­казательство, для дальнейшего напра­вления в соответствующее место. Этот ящик со всем содержимым сдан на хра­нение в Уголовный Музей при Главмилиции   (Москва, Лубянка, д. 2).
Употребление тропаря глава 5 и конда­ка глава  6 в честь отрока Гавриила, как определенно человеконенавистнического и контрреволюционного характера, раз­вращающего правосознание трудящихся, считать недопустимыми,  и лиц, их пуб­лично употребляющих, привлекать к от­ветственности за контрреволюционные деяния, о чем оповестить через Народ­ный Комиссариат Юстиции   в   его   объявлениях.

Журнал «Революция и церковь», 1919, №6-8, с.62-76.

Ниже приводится вся эта антисемитская (польского происхождения) история появления Святого Мученика и ее продолжение до наших дней.

Святой мученик младенец Гавриил Белостокский (Заблудовский).
Жизнеописание.

Тропарь, глас 5-й:
Святый младенче Гаврииле, / ты за Прободеннаго нас ради от иудей/люте от онехже в ребра прободен был еси/ и за Истощившаго кровь Свою за нас/ все тело твое на истощение крове/ в лютыя язвы предал еси, / ныне же во славе вечней с Ним вселился еси. / Тем помяни и нас, молим, зде чтущих память твою, / прося нам здравие телеси/ и спасение душам нашим.
Кондак, глас 6-й:
Отечество твое Зверки бысть, / мучениче Христов Гаврииле, / идеже от истых зверей - иудеев восхищен:/ абие родитилей лишен еси, / таже вся поряду люте претерпев, / в отечество Небесное преселился еси. / Восхищай и нас зде от всяких напастей и скорбей/ и умоли, молим тя, / улучити вечное наследие твое.

Святой мученик младенец ГАВРИИЛ Белостокский (Заблудовский), сын благочестивых крестьян Петра и Анастасии, родился 22 марта 1684 г. в селе Зверки.
Крестили его с именем Святого Архангела Гавриила в храме тогдашней Свято-Успенской Заблудовской обители, одной из немногих в Западно-Русском крае, сохранивших верность православию от посягательств латинян.
Младенец Гавриил отличался от других детей необычными для  его возраста качествами души. Он рос кротким, незлобивым, заметна была в нем склонность более к молитве и уединению, нежели к детским увеселениям и играм. Родители младенца Гавриила, будучи под натиском иноверцев,  свято хранили православную веру, несмотря на притеснения,  которым подвергались тогда православные Белой Руси, не желавшие принимать унию с латинянами. Они желали служить Богу и жить по Его заповедям, воспитать с малолетства единственное дитя, чтобы и оно свято хранило православную веру и семейные традиции. Большое влияние оказывала на святого младенца Гавриила близость монастыря, в котором во время богослужений созревал духовно, учился молитве и познавал Бога будущий мученик. Младенец Гавриил - религиозный, любящий родителей, невинный мальчик стал жертвой зла и иудейского изуверства.
В 1690 г. семью постигло величайшее горе: 11 апреля, когда мать шестилетнего Гавриила понесла мужу обед в поле, в дом забрался иудей — арендатор. Он приласкал дитя и тайно увез его в Белый Сток, где младенца предали мучению. Иудеи посадили младенца Гариила в подвал, где при помощи острых орудий проткнули ему бок для выпускания крови. После чего младенец мученик был распят на кресте, установленном в корыте и исколот острыми орудиями для выпускания остатков крови.
На девятый день ребенок скончался, иудеи тайно вывезли его бездыханное тело в поле и бросили у опушки леса, вблизи села Зверки. Приближался праздник святой Пасхи. К телу прибегали голодные собаки, над ним кружились хищные птицы, но собаки не только не растерзали его, но охраняли даже от птиц. На доносившийся лай сошлись жители и обнаружили жертву иудейского изуверства. Во время следствия выяснились обстоятельства ритуального убийства, которое совершили иудеи, они были найдены и наказаны; в мемуарах городского Заблудовского правления оставлена соответствующая запись.
Жители Заблудова, еще ранее жаловавшиеся на «усиление жидов в их городе» признали, что погиб младенец в результате ритуального убийства, совершенного иудеями в Белостоке. Тело замученного младенца Гавриила при стечении народа, глубоко взволнованного подобным зверством, предано было земле близ кладбищенского храма в Зверках и пребывало здесь около 30 лет.
В начале XVIII века по всей территории Белостокского уезда прошел мор. Людей едва успевали хоронить, в селе Зверки умерших детей старались положить поближе к могиле младенца Гавриила, чувствуя необычную благодать этого места. Однажды во время погребения случайно задели гроб мученика. К величайшему удивлению, тело обнаружили нетленным. Весть об этом молниеносно разнеслась среди православного верующего народа, усиливая почитание мученика младенца Гавриила. Это было в 1720 г. Предание связывает с этим событием многие исцеления, происшедшие у могилы святого мученика младенца Гавриила и окончанием эпидемии, что послужило поводом его почитания.
Обретенные мощи благоговейно перенесли в крипту под храмом в селе Зверки.
В 1746 году сгорела сельская церковь в Зверках, но мощи остались неповрежденными. Частично обгорела только ручка, да и это, несомненно, произошло согласно Божьему промыслу, ради укрепления веры и благочестия в православном народе. Когда святые мощи были перенесены в Заблудовский монастырь. Ручка чудесно зажила и вновь покрылась кожей.
В 1752 году архимандрит Слуцкого монастыря Досифей (Голяховский), наместник киевского митрополита составил, до наших дней используемый,  тропарь и кондак.
9 мая 1755 года, ввиду напряженной обстановки, вызванной внешними обстоятельствами и недоброжелательностью инославного населения, по благословению киевского митрополита, архимандрит Михаил (Козачинский) перенес мощи Святого мученика младенца Гавриила в Слуцкий Свято-Троицкий монастырь в Минской губернии (один из важнейших центров православия в Западном крае) и составил стихотворную повесть о младенце мученике Гаврииле в которой были слова, как бы вложенные в уста самого младенца мученика, посмертно извещающего людей о своих мучениях:
«Когда из других мест жиды прибежали
То бесчеловечно меня там мучить стали
Внесли меня в темный подвал на страдание
И распяв на кресте, кровь из бока выпускали
Потом кололи все мое тело
Пока,  хоть каплю крови оно имело».
Крестный ход со святыми мощами (раку несли на руках) величественно прошествовал более 300 верст. К дороге по которой проходил крестный ход пришел многочисленный православный люд с далеких и близких мест. Православные, стоя по обе стороны дороги на коленях, со слезами на глазах просили святого о помощи и дарования им силы на сохранение веры отцов, Святого Православия.
Мощи младенца мученика Гавриила лежали в раке совершенно открытыми. Обе ручки младенца держали маленький наперстный крест. Пальцы исколоты, на теле рваные раны. У раки висела доска, а на ней на церковно-славянском и польском языках надпись:
«Мощи младенца Гавриила Гавделюченко из села Зверки графства Заблудовскаго, рожденнаго 1684 года марта 22 дня, а замученного от жидов в Белом Стоку 1690 года апреля 20 дня. О сем, кто хощет пространнее ведати, отсылается до книг правных Магдебургии Слуцкой. 1755 года мая 9 дня, за благополучным княжением сиятельнейшего князя Иеронима. ”
Нельзя не упомянуть, что видный богослов и историк Филарет(Гумилевский), архиепископ Черниговский (+1866) в известном труде “ Жизнеописание русских святые, чтимые Православною Церковью” под 20 апреля писал:
«Жид Шутко, арендатор Зверков, приласкал к себе дитя, завел в свой дом и увез его в Белый Сток; здесь сбежавшиеся жиды мучили отрока без милосердия. Внеся его в темное место,  распяли и пустили из боку кровь, потом кололи его разными инструментами, пока не выпустили всей крови, а мертвое тело бросили в поле. По ране в боку и другим признакам, очевидно было, что кровь выпущена из отрока изуверством жидовским. Жиды были, судебно, изобличены в преступлении.
Дело внесено было в акты Заблудовскаго магистрата. Тело было сперва погребено при Заблудовском храме, через 30 лет открыто и найдено нетленным, после чего перенесено сначала в склеп, а затем поставлено в самом храме.
В 1755 году Заблудовский монастырь сгорел, но нетленные мощи уцелели и перенесены в Слуцк, где и ныне почивают открыто, чтимые и православными и католиками. В день Сошествия Святого Духа святые мощи обносят вокруг храма в торжественном крестном ходе, а затем ставят посредине храма для поклонения, причем ясно видны исколотыя руки святого мученика, держащие крест».
Так же в этой книге находится рисунок академика живописи Ф. Солнцева на котором изображены мучения младенца Гавриила. Младенец мученик изображен распятым на большом кресте. Крест укреплен в корыте, в которое струйками течет кровь из ран от гвоздей в руках, ногах и из исколотого тела. Все тело в кровавых пятнах, рубашка спущена до пояса, корыто поставлено на подставке. На полу лежат: молоток, клещи и два ножа, причем один из них с острым концом.
Подобное описание мучений младенца Гавриила можно прочитать в книге:
«Святая юность. Рассказы о святых детях и детстве и отрочестве святых». 1913 год (Переиздана Международным Издательским Центром Православной Литературы в 1994 году)
«…. Евреи распяли шестилетнего православного младенца Гавриила. Он был прободен в бок, и из него по каплям выточили кровь.
По поверью, ходящему между христианами и подтвержденному, к сожалению, многократными случаями, некоторые изуверские иудейские секты нуждаются для приготовления опресноков в крови невинных христианских детей. С этой целью заранее намечается жертва, обыкновенно ребенок из бедной семьи. Евреи заманивают его к себе и держа стоя и заткнув ему рот, острыми инструментами колют его так, чтоб из жил его вытекла вся кровь. Потом, обескровленного убивают его и бросают непогребенным».
В 1820 году мученик младенец Гавриил был причислен к лику святых Российской Правосланной Церковью.
В 1855 году была составлена молитва мученику младенцу Гавриилу, игуменом Модестом, ректором Слуцкой семинарии.
В 1891 году над мощами святого поставили икону святого младенца мученика, дар И. П. Трутнева, список с иконы расположенной в иконостасе большого монастырского храма Святого Духа.
В 1893 году власти Литовской епархии распорядились, чтобы во всех церквях губернии находились иконы святого мученика младенца Гавриила. Это был известный нам образ святого мученика младенца Гавриила. Он изображен с руками сложенными на крест и положенными на грудь или же держащий в руках крестик, в простой одежде подпоясанной шнурком, без обуви.
Над мощами святого мученика младенца Гавриила горела неугасимая лампада чистого серебра, дар архиепископа Волынского Антония (Храповицкого).
Вместе с возрастающей славой младенца мученика Гавриила и расширяющимся его почитанием, православные старались особым образом украсить раку с его святыми мощами.
В 1897 году на добровольные пожертвования была изготовлена новая, серебряная, рака. Деревянная рака, в которой до этого находились мощи, была с частицей мощей мученика младенца Гавриила в июне 1908 года перенесена, по благословению епископа Белостокского Владимира, в Белосток.
В 1915 году эта рака с частицей мощей была перевезена епископом Владимиром Белостокским в Москву, где находилась в Покровском Соборе на Красной площади.
Живая память и честь, воздаваемая святому мученику младенцу Гавриилу народом, побудили построить на родине младенца Гавриила часовню.
В 90-х годах XIX столетия, по инициативе настоятеля заблудовского прихода священника Петра Четыркина, начался сбор средств среди местного православного населения на строительство часовни в селе Зверки, которая должна была стоять на месте, где в XVII веке находился родительский дом святого мученика младенца Гавриила. По благословению Брестского епископа Иосифа часовня была готова в апреле 1894 года и 19 апреля была освящена. Часовня была деревянная, на каменном фундаменте, украшена куполом с крестом. Железная кровля, стены обиты досками и покрашены в ярко-зеленый цвет. Внутренние стены оклеены обоями. Перед входом небольшое крыльцо под навесом. Двор часовни огражден деревянным забором. В день освящения часовни, церковь в Заблудове была заполнена местными прихожанами и паломниками. После молебна святому мученику младенцу Гавриилу,  при колокольном звоне и пении кондака и «Христос Воскресе» крестный ход тихо двинулся в направлении села Зверки.
Из Зверков вышли паломники, которые пришли туда раньше и присоединились к крестному ходу. Матери с детьми на руках, на коленях встречали крестный ход с иконой святого мученика младенца Гавриила. Крестный ход остановился у украшенной зеленью часовни. После освящения воды освятили часовню и две иконы мученика младенца Гавриила. По окончании освящения часовни раздали иконки с изображением святого мученика младенца Гавриила.
На следующий день, 20 апреля, в празднично украшенной заблудовской церкви было совершено богослужение с молебном святому мученику младенцу Гавриилу. Это событие привело к обновлению и росту почитания святого мученика младенца Гавриила на его родине.
Память мученика младенца Гавриила празднуют 20 апреля, в день мученической кончины и в день Святого Духа, когда мощи обносили вокруг монастырской церкви. Святой Гавриил считается целителем детей. В Западном крае мученик младенец Гавриил издавна почитается святым. В 1894году был учрежден ежегодный крестный ход из Заблудова в Зверки.
С этого времени ежегодно, 20 апреля, из заблудовской церкви совершался крестный ход к часовне в селе Зверки, чтобы прославлять молитвой память Святого мученика младенца Гавриила и просить его о заступничестве перед престолом Божиим. Происходило это празднество очень торжественно при огромном стечении паломников и православного духовенства.
В 1895 году было окончено строительство церкви в Друскенниках. 11 июля 1895 года ее освятили с посвящением святому мученику младенцу Гавриилу. В торжествах принимал участие епископ Брестский Иосиф, благодаря стараниям которого и был построен храм. Несмотря на дождливую погоду в торжествах приняли участие не только верующие нового прихода, но и большое количество паломников из разных мест, прибывших в этот курортный край. До этого времени из 500 православных святынь этой губернии не было ни одной церкви посвященной святому мученику младенцу Гавриилу, который был близок этому краю по своему происхождению. Место под эту церковь было выбрано не случайно. Местность, в которой был построен храм, посещалась людьми, прибывшими из дальних мест,  с целью исцеления от болезней на известном курорте, что усилило почитание святого младенца мученика Гавриила, покровителя детей.  Это, также, усилило  его почитание в других православных местностях.
6 октября 1902 года село Зверки сгорело вместе с часовней. По Божию промыслу, в сгоревшей часовне остался неповрежденный огнем крест и икона святого мученика младенца Гавриила. Этот знак Божией милости привел к началу действий к возвращению святых мощей мученика младенца Гавриила на родину.
В 1908 году в типографии Успенской Почаевской Лавры была напечатана  «Cлужба Святому мученику младенцу Гавриилу, в лето Господне 1690-ое, от иудей умученному в Белостоке граде, его же нетленные мощи во граде Слуцке доднесь почивают» , составленная архиепископом Волынским и Житомирским Антонием(Храповицким).
В 1908 году епископ Гроднецкий и Брестский Михаил вместе с епископом Белостокским Владимиром приняли решение перенести из Слуцка часть мощей святого мученика младенца Гавриила в город Белосток.
11 мая 1908 года в Гродненских Епархиальных Ведомостях напечатано  «Воззвание к православным» епископа Гроднецкого и Брестского Михаила:
«31 мая совершится перенесение из города Слуцка в Жировицкий монастырь Успения Божией Матери, крест и мощевик,  в котором вначале почивали мощи святого мученика младенца Гавриила. С 1 июня по 12 июня святые мощи будут перенесены из Жировицкого монастыря в город Белосток. ”
7 июня 1908 года крестный ход со святыми мощами, возглавляемый священниками из двух приходов существующих в Ялувце, прибыл в полдень в Свислочи и, получив там благословение,  двинулся в Ялувец. После всенощного бдения в Крестовоздвиженской церкви, следующего дня рано утром святые мощи были перенесены в церковь святого князя Александра Невского.  После литургии они переданы православным из прихода  Новой Воли, которые прошли двадцать верст со своим пастырем, отцом Николаем Ежиковским. В Новой Воли 9 июля святые мощи мученика младенца Гавриила были переданы отцу Платону Герминовичу с Потоки.
Следующим местом этого перенесения святых мощей были Заблудов и Зверки. Об этом событии пишет в «Воззвании настоятеля Заблудовского повета» (Гродненские Епархиальные Ведомости от 17 августа 1908 года) священник Василий Чулков:
«10 – 11 июня в присутствии огромного скопления православных паломников и участии представителей властей, через город Заблудов и село Зверки прошел из города Слуцка торжественный крестный ход с иконой и частью святых мощей мученика младенца Гавриила. Это торжество подняло дух и религиозные чувства в народе. Прихожане Заблудовской церкви пришли к мнению, чтобы на отчизне святого мученика младенца Гавриила построить храм».
Также, в этом воззвании, отец Василий Чуйков обратился ко всем православным Гродненской епархии жертвовать на строительство церкви в Зверках.
11 июня святые мощи мученика младенца Гавриила достигли пригорода Белостока, Дуйлид. На следующий день утром отец Александр Калишевич с крестным ходом переносит святые мощи мученика младенца Гавриила в Белосток, где соединился с крестным ходом из Белостока,  и все направились в Свято – Никольский кафедральный собор. Так,  через 150 лет святыня вернулась на свою отчизну.
Часть святых мощей мученика младенца Гавриила находилась в Свято – Никольском кафедральном соборе города Белостока до 1912 года, пока не были перенесена в Благовещенский монастырь в Супрасле.
В книге-справочнике “ Православные русские обители “ изданной в Санкт Петербурге в 1910 году читаем:
«В Белостокском уезде, в 14 верстах от уездного Белостока, на левом берегу реки Супрасля, стоит православный Благовещенский монастырь, древний памятник православия, процветавшего в Западном крае России до появления унии».
Работы по приготовлению строительства в Зверках церкви посвященной святому мученику младенцу Гавриилу началась со времени перенесения части святых мощей в Белосток, но были прерваны во время I мировой войны в 1915 году, когда значительная часть прихожан вместе с духовенством была эвакуирована вглубь России.
В Слуцке находилась специальная книга, в которой записывались известные духовным и государственным властям чудесные случаи, связанные с находящимися там мощами Святого мученика младенца Гавриила.
Вот несколько примеров:
1. 5 июня 1908 года сын мещанки села Дрохичын Марии Загоровской, Борис имеющий 2 года и 3 месяца не чувствовал свои ноги. Когда же были пронесены над ним святые мощи, он без помощи матери встал и начал ходить.
2. 5 июня дочь офицера запаса Матрона Антоновна Кул, 39 лет проживающая в селе Посутыче, которая  страдала много лет, по причине ревматизма рук, выздоровела,  дотронувшись до гроба Святого мученика младенца Гавриила.
3. 20 мая 1909 года житель села Гурная Яков Иванович Голуб рассказал следующее.  Двадцать  лет страдал он от какой-то неизлечимой болезни левой ноги. Нога была покрыта ранами. Местная медицина ничем не могла ему помочь и ему посоветовали поехать в Варшаву на операцию в декабре 1908 года. Голуб обратился с горячей молитвой к Святому мученику младенцу Гавриилу и дал обет в случае выздоровления совершить паломничество к мощам младенца Гавриила. 10 декабря 1908 года Голуб почувствовал себя лучше и вскоре раны на ноге зажили, а он выздоровел.
4. Этого же самого дня, жительница села Кобыляны Анна Казимировна Павлович пришла в церковь и засвидетельствовала что у нее в течении трех лет нестерпимо болела правая рука, которая начала усыхать. Врачи постановили оперировать. Однако, Анна обратилась в молитве к святому мученику младенцу Гавриилу и обещала прийти поклониться его святым мощам. Ее рука стала выздоравливать и, в  конце концов, окончательно выздоровела. «Чудесные исцеления по молитвам Святому младенцу Гавриилу (Гродненские Епархиальные Ведомости 1909 год, № 31)».
Всенародное почитание мученика младенца Гавриила установилось по всей Российской Империи. В день памяти святого к месту его упокоения со всей страны собирались тысячи паломников. Об одном из таких дней торжественного народного величия журнал «Русский инок» писал в 1914 году:
«В печати появилось в высшей степени интересное сообщение о посещении древнего Свято-Троицкого монастыря в городе Слуцке, где покоятся мощи святого мученика младенца Гавриила. Мощи младенца мученика лежат в гробике совершенно открытыми. Обе ручки младенца обхватывают маленький,  наперстный крест. Пальцы на руках исколоты и видны рваные раны. Мощи мученика сохранились замечательно. На младенце мученике надета шелковая рубашечка.
«20 апреля всенощное бдение у раки с мощами мученика младенца Гавриила совершено тремя Архиереями с литией на открытом воздухе. Всю ночь совершалось бдение и поклонение святым мощам мученика. Молящиеся прибывали отовсюду. Питейные заведения в течение трех дней были закрыты. Ввиду огромного числа молящихся, стекавшихся на поклонение мощам, в монастыре 20 апреля совершены две литургии с крестным ходом вокруг монастыря. Богослужение совершал архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий) в сослужении с епископами Минским Митрофаном и Слуцким Феофолактом и сонмом духовенства. Владыкой Антонием (Храповицким) произнесено слово памяти Святого мученика младенца Гавриила. Во время крестного хода с мощами мученика младенца Гавриила на глазах народа, Архиепископа Антония (Храповицкаго) и предводителя дворянства Рыбакова шестилетний крестьянский мальчик с парализованными ногами получил исцеление. Архиепископ Антоний (Храповицкий) окропил малютку святой водой, затем всенародно произнес акафист мученику младенцу Гавриилу. Владыка Антоний (Храповицкий) отметил, что такой наплыв паломников(35 тысяч) он наблюдал только в Почаеве, да и то редко. Праздник прошел благополучно. Были получены сотни приветственных телеграмм отчленов Государственного Совета, Думы, братств. В объединенном собрании под председательством Архиепископа Антония (Храповицкаго), всех православных людей, участвовавших в торжестве прославления святого мученика младенца Гавриила, постановлено повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора верноподданнические чувства любви и преданности. Всеподданнейшая телеграмма была составлена в следующих выражениях: «Ливадия, Его Императорскому Величеству. В лице ныне прославляемого Святого мученика младенца Гавриила, Белоруссия вспоминает свои вековые страдания, ослабу от которых она имеет только от Самодержавных обладателей земли Русской, посему о Них всегда горячо молится и ныне в священный день памяти умученного младенца умиленно просит Господа услышать мольбы многотысячного собравшегося сюда народа и сохранить Помазанника Своего, Государя нашего, в здравии и долгоденствии».
Во время Первой мировой войны в период эвакуации в 1915 году епископ Белостокский Владимир вывез деревянную раку с частицей святых мощей Мученика младенца Гавриила в Москву и временно поместил в Покровском Соборе на Красной площади. Во время революции и гражданской войны святые мощи мученика младенца Гавриила находились в монастыре Святой Троицы в Слуцке.
После октябрьского переворота 1917 года начались кровавые гонения на православных.
Врагам Христа мешала память об уподобившемся Ему младенце.
Так защищавший его память от поругания священномученик Иоанн Восторгов, настоятель московского Покровского собора на Красной площади, привлекался большевиками в качестве обвиняемого и впоследствии расстрелян. За отцом Иоанном следили, специально подосланные, чекисты, слушали его проповеди, пытались даже обвинить его в антисемитизме из-за того, что в храме Василия Блаженного  на Красной площади в Москве находился ковчег с частицей мощей мученика младенца Гавриила. Частые молебны перед его мощами, совершаемые настоятелем собора, отцом Иоанном послужили причиной его ареста и расстрела.  Об этом написано в книге «Акты Патриарха Тихона» Москва,  1994.
Но, даже по тем временам, обвинение оказалось бездоказательным и абсурдным. Тогда решили прибегнуть к провокации, обвинив о. Иоанна в  «попытке продать уже не принадлежавший (согласно декрету об отделении церкви от государства от 23 января 1918 года, в части национализации церковных имуществ), купцу Пирогову дом московского миссионерского общества».
«30 мая 1918 года о. Иоанн был арестован в своей квартире вместе с епископом Селенгинским Ефремом (Кузнецовым), его давним знакомым, который участвовал в Поместном Соборе и с началом смуты не смог уже вернуться в свою Иркутскую епархию. Одновременно были арестованы священник о. Корнеев и староста Успенского собора Н. Н. Ремизов. Сначала о. Иоанна содержали на Лубянке во Внутренней тюрьме ВЧК, затем перевели в Бутырки, где ему даже разрешили совершать богослужения в тюремной церкви».  Об этом написано в книге Анатолия Степанова  «Делатель любви. Жизнь и подвиги вождя Черной Сотни,  священномученика протоиерея,  Иоанна Восторгова».
Летом 1918 года отец Иоанн  «как темная личность и враг трудящихся, по постановлению ВЧК приговорен к расстрелу».
23 августа 1918 года,  недалеко от Московского Братского кладбища, основанного мученицей Великой княгиней Елизаветой (+1918), были расстреляны: Ефрем, епископ Селенгинский, протоиерей Иоанн Восторгов, бывший министр Внутренних Дел Н. А. Маклаков, бывший председатель Государственного Совета И. Г. Щегловитов, бывший министр Внутренних Дел А. Н. Хвостов и бывший директор Департамента Полиции, сенатор С. П. Белецкий.
В 1919 году когда большевики реквизировали, по постановлению ВЧК от 23 апреля 1919 года,  мощи святых, духовенство и клир Покровского собора были обвинены в контрреволюции и антисемитской агитации.
В ноябре 1919 года было возбуждено уголовное дело «Об антисемитской агитации в московском соборе Василия Блаженного, в связи с мощами мученика Гавриила».  Вмешательство властей в церковные дела дошло до того, что они запретили употребление тропаря и кондака мученику младенцу Гавриилу.
«Народный Суд» постановил: «Употребление тропаря, глас 5-й и кондака глас 6-й в честь младенца Гавриила, как определенно человеконенавистнического и контрреволюционного, развращающего правосознание трудящихся, считать недопустимыми, и лиц, их публично употребляющих, привлекать к ответственности за контрреволюционные деяния».
В постановлении “ Народного Суда” города Москвы от 5 декабря 1919 года написано: «Ящик с мощами так называемого мученика Гавриила сдать в судебное учреждение как вещественное по преступлению доказательство, для дальнейшего направления в соответствующее место. (Этот ящик со всем содержимым сдан на хранение в Уголовный Музей при Главмилиции»).  Об этом процессе написано в  журнале  «Революция и Церковь» , 1919,  № 6-8.
Постановлением  Совета Народных Комиссаров от 29 июля 1920 года было определено: «планово и последовательно препроводить на территории полную ликвидацию мощей…». Это распоряжение не обошло и святые мощи Мученика младенца Гавриила.
В 30-х годах Троицкий Слуцкий монастырь, где хранились мощи был закрыт. Святые мощи Мученика младенца Гавриила были перенесены в Музей атеизма в Минске.
Во время Второй Мировой войны репрессии стали слабеть и, в хаосе военной неразберихи, православным жителям Минска удалось в 1942 году Святые мощи мученика младенца Гавриила поместить в деревянную раку в кафедральном соборе Преображения Господня в Минске, настоятелем которого был митрополит Пантелеймон (Рожновский). В 1943 году известие о нахождении святых мощей в минском соборе дошли до настоятеля церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селении Свислочи отца Алексия Зноско. Отец Алексий написал, в короткое время, акафист святому мученику младенцу Гавриилу используя более 40 акафистов, которые служили образцом.
В 1944 году, во время немецкой оккупации, появилась возможность осуществить давнюю мечту православного народа Белостокского края  и перенести святые мощи на родину святого мученика младенца Гавриила.
Митрополит Пантелеймон поручил отцу Алексию Зноско посетить кафедральный собор и отделить частицы от святых мощей младенца мученика. Это событие комментировал отец Алексий много лет спустя:  «Пошли вместе с архимандритом в собор и при раке с мощами прочитали акафист святому мученику Гавриилу моего авторства. По прочтении акафиста, открыли раку и архимандрит вынул из левой ключицы частичку (длиной 1, 5 см) и вручил ее мне».
Эта частичка святых мощей была разделена на три части. После этого отец Алексий Зноско доложил о своей миссии архиепископу Венедикту, по решению которого приход в селении Свислочи, в которой настоятелем был отец Алексий, получил в дар одну частицу святых мощей. Вторая частица была предназначена для Заблудова, а третья частица для Гродненской кафедры.
В мае 1944 года, в день освящения отстроенной после военных действий церкви, частичка святых мощей была уложена в кресте под святым алтарем, где по нынешний день и находится.
В 1944 году святые мощи были перенесены из Минска в церковь Покрова Божией Матери в Гродно, где они находились до 21 сентября 1992 года.
Послевоенная судьба этой великой святыни овеяны туманом тайны. Святые мощи на протяжении последних нескольких десятков лет находились в подземельях гродненской церкви, вдалеке от тех, кто мог осквернить их. Святые мощи находились в сильно влажном подвальном помещении, в крайне непригодных для их хранении месте, но не пострадали , что свидетельствует о их святости.
21 /22 сентября 1992 г. святые мощи были перенесены с крестным ходом, первым с 1944 года, из гродненской церкви Рождества Пресвятой Богородицы, где они хранились,  в Свято-Николаевский собор города Белостока, по благословению архиепископа  Саввы.
На польской границе святые мощи встречали несколько тысяч верующих, которые сопровождали их до самого Белостока через все города и села. Мощи младенца мученика Гавриила перевозились в машине, в дубовой раке. По пути верующие осыпали машину цветами, в каждом городе или деревне, где есть храм, делали остановку. Святые мощи вносились с крестным ходом в храм и служились молебны и акафисты, верующие прикладывались к святыне, оставаясь на ночь в храме, что бы молится перед святыми мощами мученика младенца Гавриила.
В самом городе  Белостоке, где 280 тысяч жителей,  святые мощи встретили на границе города и несли по главным улицам с крестным ходом в Николаевский собор. Крестный ход продолжался около трех часов, в нем участвовало 50-60 тысяч человек. Движение транспорта по улицам было остановлено. Крестный ход встречали даже представители светских властей. Однако, как обычно, когда дело касается жизни Православной Церкви, польские средства массовой информации обошли это событие молчанием.
Богослужение в Николаевском соборе продолжалось всю ночь, литургия была отслужена утром 23 сентября, после чего святые мощи младенца мученика Гавриила обнесли с крестным ходом вокруг храма и поместили в правом приделе собора, где они будут почивать постоянно. Еженедельно,  по вторникам перед ракой со святыми мощами читается акафист младенцу мученику Гавриилу. В Польше мученик младенец Гавриил почитается православными как покровитель детей и молодежи.
В день 22 сентября Польская Православная Церковь чтит перенесение мощей мученика младенца Гавриила, обретающихся ныне в польской земле.
С 1993 года ежегодно 2-3 мая, по новому стилю, мощи младенца Гавриила переносятся из Белостока в Заблудов, где при открытой раке проводят всю ночь богослужения. Мощи привозят на машине до окраины Заблудова и оттуда верующие на руках несут их в  храм. По случаю праздника, 2 мая из Белостока выходит паломнический крестный ход, обычно более тысячи паломников, в Заблудов.
Сейчас, в 2002 году,  в деревне Зверки строится здание женского монастыря, куда в будущем планируется перенести из Белостокского собора святые мощи Младенца Гавриила.
Приложение.
Беседа Архиепископа Антония (Храповицкого) с А. Чижевским, сотрудником газеты "Жизни Волыни".

«Уже в наше время, в 1908 году, архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий), славный своею ученостью, соcтавил службу святому отроку Гавриилу, погибшему от зверства иудейского.  Само собой понятно, что прекрасно осведомленное еврейство сознает всю ценность суждения о ритуальных убийствах Высокопреосвященного архиепископа Волынского Антония, единственного доктора богословских наук из современных нам иерархов, а потому в левой печати появилась заметка о беседе Владыки по этому поводу с евреем-сотрудником прогрессивной газеты. Но допущенная им ложь была изобличена в подлинной беседе Архипастыря с А. Чижевским, сотрудником «Жизни Волыни» (см. № 221 от 2-го сентября 1913 года). Вот эту беседа с некоторыми добавлениями, сделанными, при просмотре,  архиепископом Антонием.
На просьбу  А. Чижевского высказать свой взгляд на ритуальные убийства архиепископ Антоний ответил:
«В 1903 и 1905 годах, когда евреи боялись в Житомире погрома, по примеру соседних городов, ко мне приходил их раввин Скоморовский и просил сказать слово против погрома в церкви и упомянуть в этом слове или в печатном заявлении о том, что евреи не повинны в ритуальных убийствах.  Как враг погромов, я в обоих случаях сказал слово против избиения евреев и в неделю мироносиц в 1903 года и в Великий Пяток 1905 года.  Первое из них было пропечатано во всех газетах.
Но, в обоих упомянутых случаях моей беседы с раввином,  Я РЕШИТЕЛЬНО ОТКАЗАЛСЯ ЗАЯВЛЯТЬ О СВОЕМ НЕПРИЗНАНИИ РИТУАЛЬНЫХ УБИЙСТВ, СОВЕРШАЕМЫХ ЕВРЕЯМИ, а напротив, выразил своему собеседнику убеждение в том, что эти УБИЙСТВА СУЩЕСТВУЮТ, быть может, как принадлежность какой-нибудь одной фракции иудейской религии.  Быть может, это тайна высшего духовного правительства иудеев, но случаи ритуальных убийств, несомненно, бывали и за последнее время истории, и в древности. Мои знакомые иудейские ученые указывали на то, что еврейский закон воспрещает вкушение крови даже животных, так что мысль о смешении ими христианской крови с пасхальной мацой есть нелепость. На это то я отвечал, что мне представляется, более вероятным,  связь ритуальных убийств не с праздником иудейской пасхи, а с предшествующим ему праздником  «Пурим», когда вспоминается история Эсфири, Амана и Мардохея.  Тогда, персидский царь, казнив врага иудеев Амана, разрешил евреям, незадолго пред тем присужденным к общему избиению, уже самим избивать своих врагов.  Пурим в 1911 году совершался 14 и 15 марта, а пасха еврейская 15 – 18 марта.
Еще в глубокой древности иудеи производили в этот праздник разные бесчинства над различными враждебными себе символами. Так, в 408 и 412 годах по Р. Х. понадобилось в Византии издать два специальных императорских указа, воспрещающих иудеям в праздник «пурим» издеваться над христианскими крестами, взамен Амана.
Думаю, что и христианские дети, избиваемые в этот праздник, изображают в глазах изуверов Амана, а если там, где это принято, не могут найти христианское дитя, то нанимают какого-нибудь нищего пьяницу для того, чтобы над ним издеваться вместо Амана. Или же, наконец, делают куклу – Амана и терзают ее.
Вот каковы имеющиеся у меня сведения по этому делу; часть этих сведений я противопоставил одному собеседнику, иудею, насколько помню, в вагоне железной дороги близ города Вильно, а он, не дорожа правдой, распечатал будто бы я отрицаю ритуальные убийства перед праздником иудейской пасхи. Да, я ему говорил, что не почитаю сей обычай иудеев принадлежностью пасхальнаго праздника, но именно праздника «пурим». Собеседник мой оказался настолько недобросовестным, что совершенно исказил мои слова в печати и вызвал немало упреков по моему адресу в различных письмах на мое имя.  В них выражалось недоумение, что я одно говорю, будто бы, евреям, а другое пишу  в составленной мной службе святому младенцу Гавриилу, которого мощи почивают в городе Слуцке. Пусть же теперь не пеняет мой вагонный собеседник, что я не отказываюсь заявить в печати то о ритуальных убийствах, о чем я прежде предпочитал говорить с евреями, а не с русскими.
Чижевский - Как же вы, владыка, объясните этот обычай? Каким-нибудь грубым суеверием, влиянием ли на древнее еврейство языческих преданий, или еще как?
Думаю, ответил владыка, что это печальное явление еврейской жизни , повторяющееся, надеюсь, не ежегодно, то в одном, то в другом государстве, имеет характер не столько мистический, сколько социально-политический.
Еще в Ветхом Завете для ограждения единственно правильно верующего племени от влияния язычников, Господь не дозволил им дружить с окружающими народами и для сего приказал им при переселении в Египет заявить фараону, если он призовет и скажет: «Какое ваше занятие? – Мы рабы твои, скотоводами были от юности нашей до ныне и мы, и отцы наши» - так научил их отвечать праведный Иосиф, пояснив – «чтобы вас поселили в земле Гесем» (то есть отдельно), ибо мерзость для египтян всякий пастух для овец (Бытие. 46:34). Враждуйте с маданиянами, говорит Господь в книге Чисел (25:17) и во многих других изречениях Пятикнижия,  воспрещает дружбу с соседними народами, чтобы не научиться их сквернам. Евреи не могли в доме язычника есть с ними (Иоан. 18:28; Деяния 10:28), но при всём том иудеи постоянно прельщались языческими обычаями своих соседей и, в частности, идолопоклонством. Такова их природная общительность и стремление их к подражанию.  Если так было в то время, когда иудеи имели свое самостоятельное государство со строго теократическим управлением, свое духовенство, храм и жертвы, то как трудно удержать их от усвоения чужих религий, после того как они потеряли все это, потеряли и свою землю, и свой язык и должны быть в самом близком общении с чужими народностями, занимаясь торговлей и ремеслами. Нужно было создать периодически повторяемое преступление, чтобы иудейское племя держалось в постоянном страхе и резком обособлении от народов, среди которых оно живет.
(Чижевский): - Итак,  вы Владыка,  думаете что этот обычай не имеет никакой мистической почвы?
- Я (Архиепископ Антоний(Храповицкий) не отрицаю и этого, но думаю, что энергия руководителей народа иудейского, может быть тайных, поддерживается в деле ритуальных убийств именно такими практическими соображениями «охранять обособленность иудеев, хотя бы преступлением».  В этом смысле я в значительной степени извиняю этот ужасный обычай и, во всяком случае, считаю патриархальных евреев далеко не столь вредными для русских, как новый тип еврея-нигилиста, потерявшего всякую веру.  Те изуверы убьют одного мальчика из десятка миллионов, а эти развращают и нравственно убивают все наше юношество посредством нигилистической и порнографической печати и тому подобными средствами».
Журнал "Мирный труд" (Харьков), 1913, № 9.
Библиография.
1. Архиепископ Филарет (Гумилевский). Жизнеописания Святых, чтимых Российской Православной Церковью. Месяц Апрель. 1885.
2. «Cлужба Святому мученику младенцу Гавриилу, в лето Господне 1690,  от иудей умученному в Белостоке граде, его же нетленныя мощи во граде Слуцке доднесь почивают”. 1908. Отпечатано в типографии Успенской Почаевской Лавры.
3. Минея. Месяц Апрель. 1985. Москва. Издательский отдел Московской Патриархии.
4. Акафист Святому мученику Гавриилу, младенцу Заблудовскому. Издан старанием православного прихода в Заблудове. (Место и год издания не указаны).
5. Доклад диакона Алексея Кирилловича. Почитание Святого Мученика младенца Гавриила. Журнал ELPIS, 1999, № 14. (На польском языке).
6. Протоиерей Георгий Сосна. Святые места и чудотворные иконы. Православные святыни Белостокской земли. Белосток, 2001. (На польском языке).
5. Чудесные исцеления по молитвам Святому младенцу Гавриилу. «Гродненские Епархиальные Ведомости» 1909, № 31.
6. Гродненские Епархиальные Ведомости от 17 августа 1908 года.
7. Православный календарь для семейного чтения на 1995 год. Санкт Петербург. 1994.
8. Журнал «Православная Русь», 1992, № 22. Джорданвилл. США.
9. Газета «Жизнь Волыни», № 221 от 2 сентября 1913года.
10. Журнал «Русский инок» за 1914 год.
13. Святая юность. Рассказы о святых детях, детстве и отрочестве святых. Москва. 1994.
14. Анатолий Степанов. Делатель любви. (Жизнь и подвиги вождя Черной Сотни, священномученика, протоиерея, Иоанна Восторгова).
15. Полное собрание сочинений протоиерея,  Иоанна Восторгова. Том 5. Санкт Петербург. 1998, предисловие Алексея Cветозарского «Пастырь добрый».
16. «Православные русские обители». Санкт-Петербург, 1910.
17. Архиепископ Антоний (Храповицкий). Беседа Архипастыря с г. А. Чижевским, сотрудником «Жизни Волыни» (№ 221 от 2 сентября 1913 года). Журнал «Мирный труд» (Харьков), 1913, № 9.
18. Святой отрок Гавриил. Дело об антисемитской агитации в московском соборе Василия Блаженного, в связи с обнаружением в нем усыпальницы мученика Гавриила. Отзвуки дела Бейлиса. Журнал  «Революция и Церковь», 1919, № 6-8.
Составитель - Александр Валентинович Катрич.

Ящик с мощами так называемого мученика Гавриила сдать в судебное учреждение, как вещественное по преступлению до­казательство, для дальнейшего напра­вления в соответствующее место. Этот ящик со всем содержимым сдан на хра­нение в Уголовный Музей при Главмилиции   (Москва, Лубянка, д. 2).
Употребление тропаря глава 5 и конда­ка глава  6 в честь отрока Гавриила, как определенно человеконенавистнического и контрреволюционного характера, раз­вращающего правосознание трудящихся, считать недопустимыми,  и лиц, их пуб­лично употребляющих, привлекать к от­ветственности за контрреволюционные деяния, о чем оповестить через Народ­ный Комиссариат Юстиции   в   его   объявлениях.

Журнал «Революция и церковь», 1919, №6-8, с.62-76.

Ниже приводится вся эта антисемитская (польского происхождения) история появления Святого Мученика и ее продолжение до наших дней.

Святой мученик младенец Гавриил Белостокский (Заблудовский).
Жизнеописание.

Тропарь, глас 5-й:
Святый младенче Гаврииле, / ты за Прободеннаго нас ради от иудей/люте от онехже в ребра прободен был еси/ и за Истощившаго кровь Свою за нас/ все тело твое на истощение крове/ в лютыя язвы предал еси, / ныне же во славе вечней с Ним вселился еси. / Тем помяни и нас, молим, зде чтущих память твою, / прося нам здравие телеси/ и спасение душам нашим.
Кондак, глас 6-й:
Отечество твое Зверки бысть, / мучениче Христов Гаврииле, / идеже от истых зверей - иудеев восхищен:/ абие родитилей лишен еси, / таже вся поряду люте претерпев, / в отечество Небесное преселился еси. / Восхищай и нас зде от всяких напастей и скорбей/ и умоли, молим тя, / улучити вечное наследие твое.

Святой мученик младенец ГАВРИИЛ Белостокский (Заблудовский), сын благочестивых крестьян Петра и Анастасии, родился 22 марта 1684 г. в селе Зверки.
Крестили его с именем Святого Архангела Гавриила в храме тогдашней Свято-Успенской Заблудовской обители, одной из немногих в Западно-Русском крае, сохранивших верность православию от посягательств латинян.
Младенец Гавриил отличался от других детей необычными для  его возраста качествами души. Он рос кротким, незлобивым, заметна была в нем склонность более к молитве и уединению, нежели к детским увеселениям и играм. Родители младенца Гавриила, будучи под натиском иноверцев,  свято хранили православную веру, несмотря на притеснения,  которым подвергались тогда православные Белой Руси, не желавшие принимать унию с латинянами. Они желали служить Богу и жить по Его заповедям, воспитать с малолетства единственное дитя, чтобы и оно свято хранило православную веру и семейные традиции. Большое влияние оказывала на святого младенца Гавриила близость монастыря, в котором во время богослужений созревал духовно, учился молитве и познавал Бога будущий мученик. Младенец Гавриил - религиозный, любящий родителей, невинный мальчик стал жертвой зла и иудейского изуверства.
В 1690 г. семью постигло величайшее горе: 11 апреля, когда мать шестилетнего Гавриила понесла мужу обед в поле, в дом забрался иудей — арендатор. Он приласкал дитя и тайно увез его в Белый Сток, где младенца предали мучению. Иудеи посадили младенца Гариила в подвал, где при помощи острых орудий проткнули ему бок для выпускания крови. После чего младенец мученик был распят на кресте, установленном в корыте и исколот острыми орудиями для выпускания остатков крови.
На девятый день ребенок скончался, иудеи тайно вывезли его бездыханное тело в поле и бросили у опушки леса, вблизи села Зверки. Приближался праздник святой Пасхи. К телу прибегали голодные собаки, над ним кружились хищные птицы, но собаки не только не растерзали его, но охраняли даже от птиц. На доносившийся лай сошлись жители и обнаружили жертву иудейского изуверства. Во время следствия выяснились обстоятельства ритуального убийства, которое совершили иудеи, они были найдены и наказаны; в мемуарах городского Заблудовского правления оставлена соответствующая запись.
Жители Заблудова, еще ранее жаловавшиеся на «усиление жидов в их городе» признали, что погиб младенец в результате ритуального убийства, совершенного иудеями в Белостоке. Тело замученного младенца Гавриила при стечении народа, глубоко взволнованного подобным зверством, предано было земле близ кладбищенского храма в Зверках и пребывало здесь около 30 лет.
В начале XVIII века по всей территории Белостокского уезда прошел мор. Людей едва успевали хоронить, в селе Зверки умерших детей старались положить поближе к могиле младенца Гавриила, чувствуя необычную благодать этого места. Однажды во время погребения случайно задели гроб мученика. К величайшему удивлению, тело обнаружили нетленным. Весть об этом молниеносно разнеслась среди православного верующего народа, усиливая почитание мученика младенца Гавриила. Это было в 1720 г. Предание связывает с этим событием многие исцеления, происшедшие у могилы святого мученика младенца Гавриила и окончанием эпидемии, что послужило поводом его почитания.
Обретенные мощи благоговейно перенесли в крипту под храмом в селе Зверки.
В 1746 году сгорела сельская церковь в Зверках, но мощи остались неповрежденными. Частично обгорела только ручка, да и это, несомненно, произошло согласно Божьему промыслу, ради укрепления веры и благочестия в православном народе. Когда святые мощи были перенесены в Заблудовский монастырь. Ручка чудесно зажила и вновь покрылась кожей.
В 1752 году архимандрит Слуцкого монастыря Досифей (Голяховский), наместник киевского митрополита составил, до наших дней используемый,  тропарь и кондак.
9 мая 1755 года, ввиду напряженной обстановки, вызванной внешними обстоятельствами и недоброжелательностью инославного населения, по благословению киевского митрополита, архимандрит Михаил (Козачинский) перенес мощи Святого мученика младенца Гавриила в Слуцкий Свято-Троицкий монастырь в Минской губернии (один из важнейших центров православия в Западном крае) и составил стихотворную повесть о младенце мученике Гаврииле в которой были слова, как бы вложенные в уста самого младенца мученика, посмертно извещающего людей о своих мучениях:
«Когда из других мест жиды прибежали
То бесчеловечно меня там мучить стали
Внесли меня в темный подвал на страдание
И распяв на кресте, кровь из бока выпускали
Потом кололи все мое тело
Пока,  хоть каплю крови оно имело».
Крестный ход со святыми мощами (раку несли на руках) величественно прошествовал более 300 верст. К дороге по которой проходил крестный ход пришел многочисленный православный люд с далеких и близких мест. Православные, стоя по обе стороны дороги на коленях, со слезами на глазах просили святого о помощи и дарования им силы на сохранение веры отцов, Святого Православия.
Мощи младенца мученика Гавриила лежали в раке совершенно открытыми. Обе ручки младенца держали маленький наперстный крест. Пальцы исколоты, на теле рваные раны. У раки висела доска, а на ней на церковно-славянском и польском языках надпись:
«Мощи младенца Гавриила Гавделюченко из села Зверки графства Заблудовскаго, рожденнаго 1684 года марта 22 дня, а замученного от жидов в Белом Стоку 1690 года апреля 20 дня. О сем, кто хощет пространнее ведати, отсылается до книг правных Магдебургии Слуцкой. 1755 года мая 9 дня, за благополучным княжением сиятельнейшего князя Иеронима. ”
Нельзя не упомянуть, что видный богослов и историк Филарет(Гумилевский), архиепископ Черниговский (+1866) в известном труде “ Жизнеописание русских святые, чтимые Православною Церковью” под 20 апреля писал:
«Жид Шутко, арендатор Зверков, приласкал к себе дитя, завел в свой дом и увез его в Белый Сток; здесь сбежавшиеся жиды мучили отрока без милосердия. Внеся его в темное место,  распяли и пустили из боку кровь, потом кололи его разными инструментами, пока не выпустили всей крови, а мертвое тело бросили в поле. По ране в боку и другим признакам, очевидно было, что кровь выпущена из отрока изуверством жидовским. Жиды были, судебно, изобличены в преступлении.
Дело внесено было в акты Заблудовскаго магистрата. Тело было сперва погребено при Заблудовском храме, через 30 лет открыто и найдено нетленным, после чего перенесено сначала в склеп, а затем поставлено в самом храме.
В 1755 году Заблудовский монастырь сгорел, но нетленные мощи уцелели и перенесены в Слуцк, где и ныне почивают открыто, чтимые и православными и католиками. В день Сошествия Святого Духа святые мощи обносят вокруг храма в торжественном крестном ходе, а затем ставят посредине храма для поклонения, причем ясно видны исколотыя руки святого мученика, держащие крест».
Так же в этой книге находится рисунок академика живописи Ф. Солнцева на котором изображены мучения младенца Гавриила. Младенец мученик изображен распятым на большом кресте. Крест укреплен в корыте, в которое струйками течет кровь из ран от гвоздей в руках, ногах и из исколотого тела. Все тело в кровавых пятнах, рубашка спущена до пояса, корыто поставлено на подставке. На полу лежат: молоток, клещи и два ножа, причем один из них с острым концом.
Подобное описание мучений младенца Гавриила можно прочитать в книге:
«Святая юность. Рассказы о святых детях и детстве и отрочестве святых». 1913 год (Переиздана Международным Издательским Центром Православной Литературы в 1994 году)
«…. Евреи распяли шестилетнего православного младенца Гавриила. Он был прободен в бок, и из него по каплям выточили кровь.
По поверью, ходящему между христианами и подтвержденному, к сожалению, многократными случаями, некоторые изуверские иудейские секты нуждаются для приготовления опресноков в крови невинных христианских детей. С этой целью заранее намечается жертва, обыкновенно ребенок из бедной семьи. Евреи заманивают его к себе и держа стоя и заткнув ему рот, острыми инструментами колют его так, чтоб из жил его вытекла вся кровь. Потом, обескровленного убивают его и бросают непогребенным».
В 1820 году мученик младенец Гавриил был причислен к лику святых Российской Правосланной Церковью.
В 1855 году была составлена молитва мученику младенцу Гавриилу, игуменом Модестом, ректором Слуцкой семинарии.
В 1891 году над мощами святого поставили икону святого младенца мученика, дар И. П. Трутнева, список с иконы расположенной в иконостасе большого монастырского храма Святого Духа.
В 1893 году власти Литовской епархии распорядились, чтобы во всех церквях губернии находились иконы святого мученика младенца Гавриила. Это был известный нам образ святого мученика младенца Гавриила. Он изображен с руками сложенными на крест и положенными на грудь или же держащий в руках крестик, в простой одежде подпоясанной шнурком, без обуви.
Над мощами святого мученика младенца Гавриила горела неугасимая лампада чистого серебра, дар архиепископа Волынского Антония (Храповицкого).
Вместе с возрастающей славой младенца мученика Гавриила и расширяющимся его почитанием, православные старались особым образом украсить раку с его святыми мощами.
В 1897 году на добровольные пожертвования была изготовлена новая, серебряная, рака. Деревянная рака, в которой до этого находились мощи, была с частицей мощей мученика младенца Гавриила в июне 1908 года перенесена, по благословению епископа Белостокского Владимира, в Белосток.
В 1915 году эта рака с частицей мощей была перевезена епископом Владимиром Белостокским в Москву, где находилась в Покровском Соборе на Красной площади.
Живая память и честь, воздаваемая святому мученику младенцу Гавриилу народом, побудили построить на родине младенца Гавриила часовню.
В 90-х годах XIX столетия, по инициативе настоятеля заблудовского прихода священника Петра Четыркина, начался сбор средств среди местного православного населения на строительство часовни в селе Зверки, которая должна была стоять на месте, где в XVII веке находился родительский дом святого мученика младенца Гавриила. По благословению Брестского епископа Иосифа часовня была готова в апреле 1894 года и 19 апреля была освящена. Часовня была деревянная, на каменном фундаменте, украшена куполом с крестом. Железная кровля, стены обиты досками и покрашены в ярко-зеленый цвет. Внутренние стены оклеены обоями. Перед входом небольшое крыльцо под навесом. Двор часовни огражден деревянным забором. В день освящения часовни, церковь в Заблудове была заполнена местными прихожанами и паломниками. После молебна святому мученику младенцу Гавриилу,  при колокольном звоне и пении кондака и «Христос Воскресе» крестный ход тихо двинулся в направлении села Зверки.
Из Зверков вышли паломники, которые пришли туда раньше и присоединились к крестному ходу. Матери с детьми на руках, на коленях встречали крестный ход с иконой святого мученика младенца Гавриила. Крестный ход остановился у украшенной зеленью часовни. После освящения воды освятили часовню и две иконы мученика младенца Гавриила. По окончании освящения часовни раздали иконки с изображением святого мученика младенца Гавриила.
На следующий день, 20 апреля, в празднично украшенной заблудовской церкви было совершено богослужение с молебном святому мученику младенцу Гавриилу. Это событие привело к обновлению и росту почитания святого мученика младенца Гавриила на его родине.
Память мученика младенца Гавриила празднуют 20 апреля, в день мученической кончины и в день Святого Духа, когда мощи обносили вокруг монастырской церкви. Святой Гавриил считается целителем детей. В Западном крае мученик младенец Гавриил издавна почитается святым. В 1894году был учрежден ежегодный крестный ход из Заблудова в Зверки.
С этого времени ежегодно, 20 апреля, из заблудовской церкви совершался крестный ход к часовне в селе Зверки, чтобы прославлять молитвой память Святого мученика младенца Гавриила и просить его о заступничестве перед престолом Божиим. Происходило это празднество очень торжественно при огромном стечении паломников и православного духовенства.
В 1895 году было окончено строительство церкви в Друскенниках. 11 июля 1895 года ее освятили с посвящением святому мученику младенцу Гавриилу. В торжествах принимал участие епископ Брестский Иосиф, благодаря стараниям которого и был построен храм. Несмотря на дождливую погоду в торжествах приняли участие не только верующие нового прихода, но и большое количество паломников из разных мест, прибывших в этот курортный край. До этого времени из 500 православных святынь этой губернии не было ни одной церкви посвященной святому мученику младенцу Гавриилу, который был близок этому краю по своему происхождению. Место под эту церковь было выбрано не случайно. Местность, в которой был построен храм, посещалась людьми, прибывшими из дальних мест,  с целью исцеления от болезней на известном курорте, что усилило почитание святого младенца мученика Гавриила, покровителя детей.  Это, также, усилило  его почитание в других православных местностях.
6 октября 1902 года село Зверки сгорело вместе с часовней. По Божию промыслу, в сгоревшей часовне остался неповрежденный огнем крест и икона святого мученика младенца Гавриила. Этот знак Божией милости привел к началу действий к возвращению святых мощей мученика младенца Гавриила на родину.
В 1908 году в типографии Успенской Почаевской Лавры была напечатана  «Cлужба Святому мученику младенцу Гавриилу, в лето Господне 1690-ое, от иудей умученному в Белостоке граде, его же нетленные мощи во граде Слуцке доднесь почивают» , составленная архиепископом Волынским и Житомирским Антонием(Храповицким).
В 1908 году епископ Гроднецкий и Брестский Михаил вместе с епископом Белостокским Владимиром приняли решение перенести из Слуцка часть мощей святого мученика младенца Гавриила в город Белосток.
11 мая 1908 года в Гродненских Епархиальных Ведомостях напечатано  «Воззвание к православным» епископа Гроднецкого и Брестского Михаила:
«31 мая совершится перенесение из города Слуцка в Жировицкий монастырь Успения Божией Матери, крест и мощевик,  в котором вначале почивали мощи святого мученика младенца Гавриила. С 1 июня по 12 июня святые мощи будут перенесены из Жировицкого монастыря в город Белосток. ”
7 июня 1908 года крестный ход со святыми мощами, возглавляемый священниками из двух приходов существующих в Ялувце, прибыл в полдень в Свислочи и, получив там благословение,  двинулся в Ялувец. После всенощного бдения в Крестовоздвиженской церкви, следующего дня рано утром святые мощи были перенесены в церковь святого князя Александра Невского.  После литургии они переданы православным из прихода  Новой Воли, которые прошли двадцать верст со своим пастырем, отцом Николаем Ежиковским. В Новой Воли 9 июля святые мощи мученика младенца Гавриила были переданы отцу Платону Герминовичу с Потоки.
Следующим местом этого перенесения святых мощей были Заблудов и Зверки. Об этом событии пишет в «Воззвании настоятеля Заблудовского повета» (Гродненские Епархиальные Ведомости от 17 августа 1908 года) священник Василий Чулков:
«10 – 11 июня в присутствии огромного скопления православных паломников и участии представителей властей, через город Заблудов и село Зверки прошел из города Слуцка торжественный крестный ход с иконой и частью святых мощей мученика младенца Гавриила. Это торжество подняло дух и религиозные чувства в народе. Прихожане Заблудовской церкви пришли к мнению, чтобы на отчизне святого мученика младенца Гавриила построить храм».
Также, в этом воззвании, отец Василий Чуйков обратился ко всем православным Гродненской епархии жертвовать на строительство церкви в Зверках.
11 июня святые мощи мученика младенца Гавриила достигли пригорода Белостока, Дуйлид. На следующий день утром отец Александр Калишевич с крестным ходом переносит святые мощи мученика младенца Гавриила в Белосток, где соединился с крестным ходом из Белостока,  и все направились в Свято – Никольский кафедральный собор. Так,  через 150 лет святыня вернулась на свою отчизну.
Часть святых мощей мученика младенца Гавриила находилась в Свято – Никольском кафедральном соборе города Белостока до 1912 года, пока не были перенесена в Благовещенский монастырь в Супрасле.
В книге-справочнике “ Православные русские обители “ изданной в Санкт Петербурге в 1910 году читаем:
«В Белостокском уезде, в 14 верстах от уездного Белостока, на левом берегу реки Супрасля, стоит православный Благовещенский монастырь, древний памятник православия, процветавшего в Западном крае России до появления унии».
Работы по приготовлению строительства в Зверках церкви посвященной святому мученику младенцу Гавриилу началась со времени перенесения части святых мощей в Белосток, но были прерваны во время I мировой войны в 1915 году, когда значительная часть прихожан вместе с духовенством была эвакуирована вглубь России.
В Слуцке находилась специальная книга, в которой записывались известные духовным и государственным властям чудесные случаи, связанные с находящимися там мощами Святого мученика младенца Гавриила.
Вот несколько примеров:
1. 5 июня 1908 года сын мещанки села Дрохичын Марии Загоровской, Борис имеющий 2 года и 3 месяца не чувствовал свои ноги. Когда же были пронесены над ним святые мощи, он без помощи матери встал и начал ходить.
2. 5 июня дочь офицера запаса Матрона Антоновна Кул, 39 лет проживающая в селе Посутыче, которая  страдала много лет, по причине ревматизма рук, выздоровела,  дотронувшись до гроба Святого мученика младенца Гавриила.
3. 20 мая 1909 года житель села Гурная Яков Иванович Голуб рассказал следующее.  Двадцать  лет страдал он от какой-то неизлечимой болезни левой ноги. Нога была покрыта ранами. Местная медицина ничем не могла ему помочь и ему посоветовали поехать в Варшаву на операцию в декабре 1908 года. Голуб обратился с горячей молитвой к Святому мученику младенцу Гавриилу и дал обет в случае выздоровления совершить паломничество к мощам младенца Гавриила. 10 декабря 1908 года Голуб почувствовал себя лучше и вскоре раны на ноге зажили, а он выздоровел.
4. Этого же самого дня, жительница села Кобыляны Анна Казимировна Павлович пришла в церковь и засвидетельствовала что у нее в течении трех лет нестерпимо болела правая рука, которая начала усыхать. Врачи постановили оперировать. Однако, Анна обратилась в молитве к святому мученику младенцу Гавриилу и обещала прийти поклониться его святым мощам. Ее рука стала выздоравливать и, в  конце концов, окончательно выздоровела. «Чудесные исцеления по молитвам Святому младенцу Гавриилу (Гродненские Епархиальные Ведомости 1909 год, № 31)».
Всенародное почитание мученика младенца Гавриила установилось по всей Российской Империи. В день памяти святого к месту его упокоения со всей страны собирались тысячи паломников. Об одном из таких дней торжественного народного величия журнал «Русский инок» писал в 1914 году:
«В печати появилось в высшей степени интересное сообщение о посещении древнего Свято-Троицкого монастыря в городе Слуцке, где покоятся мощи святого мученика младенца Гавриила. Мощи младенца мученика лежат в гробике совершенно открытыми. Обе ручки младенца обхватывают маленький,  наперстный крест. Пальцы на руках исколоты и видны рваные раны. Мощи мученика сохранились замечательно. На младенце мученике надета шелковая рубашечка.
«20 апреля всенощное бдение у раки с мощами мученика младенца Гавриила совершено тремя Архиереями с литией на открытом воздухе. Всю ночь совершалось бдение и поклонение святым мощам мученика. Молящиеся прибывали отовсюду. Питейные заведения в течение трех дней были закрыты. Ввиду огромного числа молящихся, стекавшихся на поклонение мощам, в монастыре 20 апреля совершены две литургии с крестным ходом вокруг монастыря. Богослужение совершал архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий) в сослужении с епископами Минским Митрофаном и Слуцким Феофолактом и сонмом духовенства. Владыкой Антонием (Храповицким) произнесено слово памяти Святого мученика младенца Гавриила. Во время крестного хода с мощами мученика младенца Гавриила на глазах народа, Архиепископа Антония (Храповицкаго) и предводителя дворянства Рыбакова шестилетний крестьянский мальчик с парализованными ногами получил исцеление. Архиепископ Антоний (Храповицкий) окропил малютку святой водой, затем всенародно произнес акафист мученику младенцу Гавриилу. Владыка Антоний (Храповицкий) отметил, что такой наплыв паломников(35 тысяч) он наблюдал только в Почаеве, да и то редко. Праздник прошел благополучно. Были получены сотни приветственных телеграмм отчленов Государственного Совета, Думы, братств. В объединенном собрании под председательством Архиепископа Антония (Храповицкаго), всех православных людей, участвовавших в торжестве прославления святого мученика младенца Гавриила, постановлено повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора верноподданнические чувства любви и преданности. Всеподданнейшая телеграмма была составлена в следующих выражениях: «Ливадия, Его Императорскому Величеству. В лице ныне прославляемого Святого мученика младенца Гавриила, Белоруссия вспоминает свои вековые страдания, ослабу от которых она имеет только от Самодержавных обладателей земли Русской, посему о Них всегда горячо молится и ныне в священный день памяти умученного младенца умиленно просит Господа услышать мольбы многотысячного собравшегося сюда народа и сохранить Помазанника Своего, Государя нашего, в здравии и долгоденствии».
Во время Первой мировой войны в период эвакуации в 1915 году епископ Белостокский Владимир вывез деревянную раку с частицей святых мощей Мученика младенца Гавриила в Москву и временно поместил в Покровском Соборе на Красной площади. Во время революции и гражданской войны святые мощи мученика младенца Гавриила находились в монастыре Святой Троицы в Слуцке.
После октябрьского переворота 1917 года начались кровавые гонения на православных.
Врагам Христа мешала память об уподобившемся Ему младенце.
Так защищавший его память от поругания священномученик Иоанн Восторгов, настоятель московского Покровского собора на Красной площади, привлекался большевиками в качестве обвиняемого и впоследствии расстрелян. За отцом Иоанном следили, специально подосланные, чекисты, слушали его проповеди, пытались даже обвинить его в антисемитизме из-за того, что в храме Василия Блаженного  на Красной площади в Москве находился ковчег с частицей мощей мученика младенца Гавриила. Частые молебны перед его мощами, совершаемые настоятелем собора, отцом Иоанном послужили причиной его ареста и расстрела.  Об этом написано в книге «Акты Патриарха Тихона» Москва,  1994.
Но, даже по тем временам, обвинение оказалось бездоказательным и абсурдным. Тогда решили прибегнуть к провокации, обвинив о. Иоанна в  «попытке продать уже не принадлежавший (согласно декрету об отделении церкви от государства от 23 января 1918 года, в части национализации церковных имуществ), купцу Пирогову дом московского миссионерского общества».
«30 мая 1918 года о. Иоанн был арестован в своей квартире вместе с епископом Селенгинским Ефремом (Кузнецовым), его давним знакомым, который участвовал в Поместном Соборе и с началом смуты не смог уже вернуться в свою Иркутскую епархию. Одновременно были арестованы священник о. Корнеев и староста Успенского собора Н. Н. Ремизов. Сначала о. Иоанна содержали на Лубянке во Внутренней тюрьме ВЧК, затем перевели в Бутырки, где ему даже разрешили совершать богослужения в тюремной церкви».  Об этом написано в книге Анатолия Степанова  «Делатель любви. Жизнь и подвиги вождя Черной Сотни,  священномученика протоиерея,  Иоанна Восторгова».
Летом 1918 года отец Иоанн  «как темная личность и враг трудящихся, по постановлению ВЧК приговорен к расстрелу».
23 августа 1918 года,  недалеко от Московского Братского кладбища, основанного мученицей Великой княгиней Елизаветой (+1918), были расстреляны: Ефрем, епископ Селенгинский, протоиерей Иоанн Восторгов, бывший министр Внутренних Дел Н. А. Маклаков, бывший председатель Государственного Совета И. Г. Щегловитов, бывший министр Внутренних Дел А. Н. Хвостов и бывший директор Департамента Полиции, сенатор С. П. Белецкий.
В 1919 году когда большевики реквизировали, по постановлению ВЧК от 23 апреля 1919 года,  мощи святых, духовенство и клир Покровского собора были обвинены в контрреволюции и антисемитской агитации.
В ноябре 1919 года было возбуждено уголовное дело «Об антисемитской агитации в московском соборе Василия Блаженного, в связи с мощами мученика Гавриила».  Вмешательство властей в церковные дела дошло до того, что они запретили употребление тропаря и кондака мученику младенцу Гавриилу.
«Народный Суд» постановил: «Употребление тропаря, глас 5-й и кондака глас 6-й в честь младенца Гавриила, как определенно человеконенавистнического и контрреволюционного, развращающего правосознание трудящихся, считать недопустимыми, и лиц, их публично употребляющих, привлекать к ответственности за контрреволюционные деяния».
В постановлении “ Народного Суда” города Москвы от 5 декабря 1919 года написано: «Ящик с мощами так называемого мученика Гавриила сдать в судебное учреждение как вещественное по преступлению доказательство, для дальнейшего направления в соответствующее место. (Этот ящик со всем содержимым сдан на хранение в Уголовный Музей при Главмилиции»).  Об этом процессе написано в  журнале  «Революция и Церковь» , 1919,  № 6-8.
Постановлением  Совета Народных Комиссаров от 29 июля 1920 года было определено: «планово и последовательно препроводить на территории полную ликвидацию мощей…». Это распоряжение не обошло и святые мощи Мученика младенца Гавриила.
В 30-х годах Троицкий Слуцкий монастырь, где хранились мощи был закрыт. Святые мощи Мученика младенца Гавриила были перенесены в Музей атеизма в Минске.
Во время Второй Мировой войны репрессии стали слабеть и, в хаосе военной неразберихи, православным жителям Минска удалось в 1942 году Святые мощи мученика младенца Гавриила поместить в деревянную раку в кафедральном соборе Преображения Господня в Минске, настоятелем которого был митрополит Пантелеймон (Рожновский). В 1943 году известие о нахождении святых мощей в минском соборе дошли до настоятеля церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селении Свислочи отца Алексия Зноско. Отец Алексий написал, в короткое время, акафист святому мученику младенцу Гавриилу используя более 40 акафистов, которые служили образцом.
В 1944 году, во время немецкой оккупации, появилась возможность осуществить давнюю мечту православного народа Белостокского края  и перенести святые мощи на родину святого мученика младенца Гавриила.
Митрополит Пантелеймон поручил отцу Алексию Зноско посетить кафедральный собор и отделить частицы от святых мощей младенца мученика. Это событие комментировал отец Алексий много лет спустя:  «Пошли вместе с архимандритом в собор и при раке с мощами прочитали акафист святому мученику Гавриилу моего авторства. По прочтении акафиста, открыли раку и архимандрит вынул из левой ключицы частичку (длиной 1, 5 см) и вручил ее мне».
Эта частичка святых мощей была разделена на три части. После этого отец Алексий Зноско доложил о своей миссии архиепископу Венедикту, по решению которого приход в селении Свислочи, в которой настоятелем был отец Алексий, получил в дар одну частицу святых мощей. Вторая частица была предназначена для Заблудова, а третья частица для Гродненской кафедры.
В мае 1944 года, в день освящения отстроенной после военных действий церкви, частичка святых мощей была уложена в кресте под святым алтарем, где по нынешний день и находится.
В 1944 году святые мощи были перенесены из Минска в церковь Покрова Божией Матери в Гродно, где они находились до 21 сентября 1992 года.
Послевоенная судьба этой великой святыни овеяны туманом тайны. Святые мощи на протяжении последних нескольких десятков лет находились в подземельях гродненской церкви, вдалеке от тех, кто мог осквернить их. Святые мощи находились в сильно влажном подвальном помещении, в крайне непригодных для их хранении месте, но не пострадали , что свидетельствует о их святости.
21 /22 сентября 1992 г. святые мощи были перенесены с крестным ходом, первым с 1944 года, из гродненской церкви Рождества Пресвятой Богородицы, где они хранились,  в Свято-Николаевский собор города Белостока, по благословению архиепископа  Саввы.
На польской границе святые мощи встречали несколько тысяч верующих, которые сопровождали их до самого Белостока через все города и села. Мощи младенца мученика Гавриила перевозились в машине, в дубовой раке. По пути верующие осыпали машину цветами, в каждом городе или деревне, где есть храм, делали остановку. Святые мощи вносились с крестным ходом в храм и служились молебны и акафисты, верующие прикладывались к святыне, оставаясь на ночь в храме, что бы молится перед святыми мощами мученика младенца Гавриила.
В самом городе  Белостоке, где 280 тысяч жителей,  святые мощи встретили на границе города и несли по главным улицам с крестным ходом в Николаевский собор. Крестный ход продолжался около трех часов, в нем участвовало 50-60 тысяч человек. Движение транспорта по улицам было остановлено. Крестный ход встречали даже представители светских властей. Однако, как обычно, когда дело касается жизни Православной Церкви, польские средства массовой информации обошли это событие молчанием.
Богослужение в Николаевском соборе продолжалось всю ночь, литургия была отслужена утром 23 сентября, после чего святые мощи младенца мученика Гавриила обнесли с крестным ходом вокруг храма и поместили в правом приделе собора, где они будут почивать постоянно. Еженедельно,  по вторникам перед ракой со святыми мощами читается акафист младенцу мученику Гавриилу. В Польше мученик младенец Гавриил почитается православными как покровитель детей и молодежи.
В день 22 сентября Польская Православная Церковь чтит перенесение мощей мученика младенца Гавриила, обретающихся ныне в польской земле.
С 1993 года ежегодно 2-3 мая, по новому стилю, мощи младенца Гавриила переносятся из Белостока в Заблудов, где при открытой раке проводят всю ночь богослужения. Мощи привозят на машине до окраины Заблудова и оттуда верующие на руках несут их в  храм. По случаю праздника, 2 мая из Белостока выходит паломнический крестный ход, обычно более тысячи паломников, в Заблудов.
Сейчас, в 2002 году,  в деревне Зверки строится здание женского монастыря, куда в будущем планируется перенести из Белостокского собора святые мощи Младенца Гавриила.
Приложение.
Беседа Архиепископа Антония (Храповицкого) с А. Чижевским, сотрудником газеты "Жизни Волыни".

«Уже в наше время, в 1908 году, архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий), славный своею ученостью, соcтавил службу святому отроку Гавриилу, погибшему от зверства иудейского.  Само собой понятно, что прекрасно осведомленное еврейство сознает всю ценность суждения о ритуальных убийствах Высокопреосвященного архиепископа Волынского Антония, единственного доктора богословских наук из современных нам иерархов, а потому в левой печати появилась заметка о беседе Владыки по этому поводу с евреем-сотрудником прогрессивной газеты. Но допущенная им ложь была изобличена в подлинной беседе Архипастыря с А. Чижевским, сотрудником «Жизни Волыни» (см. № 221 от 2-го сентября 1913 года). Вот эту беседа с некоторыми добавлениями, сделанными, при просмотре,  архиепископом Антонием.
На просьбу  А. Чижевского высказать свой взгляд на ритуальные убийства архиепископ Антоний ответил:
«В 1903 и 1905 годах, когда евреи боялись в Житомире погрома, по примеру соседних городов, ко мне приходил их раввин Скоморовский и просил сказать слово против погрома в церкви и упомянуть в этом слове или в печатном заявлении о том, что евреи не повинны в ритуальных убийствах.  Как враг погромов, я в обоих случаях сказал слово против избиения евреев и в неделю мироносиц в 1903 года и в Великий Пяток 1905 года.  Первое из них было пропечатано во всех газетах.
Но, в обоих упомянутых случаях моей беседы с раввином,  Я РЕШИТЕЛЬНО ОТКАЗАЛСЯ ЗАЯВЛЯТЬ О СВОЕМ НЕПРИЗНАНИИ РИТУАЛЬНЫХ УБИЙСТВ, СОВЕРШАЕМЫХ ЕВРЕЯМИ, а напротив, выразил своему собеседнику убеждение в том, что эти УБИЙСТВА СУЩЕСТВУЮТ, быть может, как принадлежность какой-нибудь одной фракции иудейской религии.  Быть может, это тайна высшего духовного правительства иудеев, но случаи ритуальных убийств, несомненно, бывали и за последнее время истории, и в древности. Мои знакомые иудейские ученые указывали на то, что еврейский закон воспрещает вкушение крови даже животных, так что мысль о смешении ими христианской крови с пасхальной мацой есть нелепость. На это то я отвечал, что мне представляется, более вероятным,  связь ритуальных убийств не с праздником иудейской пасхи, а с предшествующим ему праздником  «Пурим», когда вспоминается история Эсфири, Амана и Мардохея.  Тогда, персидский царь, казнив врага иудеев Амана, разрешил евреям, незадолго пред тем присужденным к общему избиению, уже самим избивать своих врагов.  Пурим в 1911 году совершался 14 и 15 марта, а пасха еврейская 15 – 18 марта.
Еще в глубокой древности иудеи производили в этот праздник разные бесчинства над различными враждебными себе символами. Так, в 408 и 412 годах по Р. Х. понадобилось в Византии издать два специальных императорских указа, воспрещающих иудеям в праздник «пурим» издеваться над христианскими крестами, взамен Амана.
Думаю, что и христианские дети, избиваемые в этот праздник, изображают в глазах изуверов Амана, а если там, где это принято, не могут найти христианское дитя, то нанимают какого-нибудь нищего пьяницу для того, чтобы над ним издеваться вместо Амана. Или же, наконец, делают куклу – Амана и терзают ее.
Вот каковы имеющиеся у меня сведения по этому делу; часть этих сведений я противопоставил одному собеседнику, иудею, насколько помню, в вагоне железной дороги близ города Вильно, а он, не дорожа правдой, распечатал будто бы я отрицаю ритуальные убийства перед праздником иудейской пасхи. Да, я ему говорил, что не почитаю сей обычай иудеев принадлежностью пасхальнаго праздника, но именно праздника «пурим». Собеседник мой оказался настолько недобросовестным, что совершенно исказил мои слова в печати и вызвал немало упреков по моему адресу в различных письмах на мое имя.  В них выражалось недоумение, что я одно говорю, будто бы, евреям, а другое пишу  в составленной мной службе святому младенцу Гавриилу, которого мощи почивают в городе Слуцке. Пусть же теперь не пеняет мой вагонный собеседник, что я не отказываюсь заявить в печати то о ритуальных убийствах, о чем я прежде предпочитал говорить с евреями, а не с русскими.
Чижевский - Как же вы, владыка, объясните этот обычай? Каким-нибудь грубым суеверием, влиянием ли на древнее еврейство языческих преданий, или еще как?
Думаю, ответил владыка, что это печальное явление еврейской жизни , повторяющееся, надеюсь, не ежегодно, то в одном, то в другом государстве, имеет характер не столько мистический, сколько социально-политический.
Еще в Ветхом Завете для ограждения единственно правильно верующего племени от влияния язычников, Господь не дозволил им дружить с окружающими народами и для сего приказал им при переселении в Египет заявить фараону, если он призовет и скажет: «Какое ваше занятие? – Мы рабы твои, скотоводами были от юности нашей до ныне и мы, и отцы наши» - так научил их отвечать праведный Иосиф, пояснив – «чтобы вас поселили в земле Гесем» (то есть отдельно), ибо мерзость для египтян всякий пастух для овец (Бытие. 46:34). Враждуйте с маданиянами, говорит Господь в книге Чисел (25:17) и во многих других изречениях Пятикнижия,  воспрещает дружбу с соседними народами, чтобы не научиться их сквернам. Евреи не могли в доме язычника есть с ними (Иоан. 18:28; Деяния 10:28), но при всём том иудеи постоянно прельщались языческими обычаями своих соседей и, в частности, идолопоклонством. Такова их природная общительность и стремление их к подражанию.  Если так было в то время, когда иудеи имели свое самостоятельное государство со строго теократическим управлением, свое духовенство, храм и жертвы, то как трудно удержать их от усвоения чужих религий, после того как они потеряли все это, потеряли и свою землю, и свой язык и должны быть в самом близком общении с чужими народностями, занимаясь торговлей и ремеслами. Нужно было создать периодически повторяемое преступление, чтобы иудейское племя держалось в постоянном страхе и резком обособлении от народов, среди которых оно живет.
(Чижевский): - Итак,  вы Владыка,  думаете что этот обычай не имеет никакой мистической почвы?
- Я (Архиепископ Антоний(Храповицкий) не отрицаю и этого, но думаю, что энергия руководителей народа иудейского, может быть тайных, поддерживается в деле ритуальных убийств именно такими практическими соображениями «охранять обособленность иудеев, хотя бы преступлением».  В этом смысле я в значительной степени извиняю этот ужасный обычай и, во всяком случае, считаю патриархальных евреев далеко не столь вредными для русских, как новый тип еврея-нигилиста, потерявшего всякую веру.  Те изуверы убьют одного мальчика из десятка миллионов, а эти развращают и нравственно убивают все наше юношество посредством нигилистической и порнографической печати и тому подобными средствами».
Журнал "Мирный труд" (Харьков), 1913, № 9.
Библиография.
1. Архиепископ Филарет (Гумилевский). Жизнеописания Святых, чтимых Российской Православной Церковью. Месяц Апрель. 1885.
2. «Cлужба Святому мученику младенцу Гавриилу, в лето Господне 1690,  от иудей умученному в Белостоке граде, его же нетленныя мощи во граде Слуцке доднесь почивают”. 1908. Отпечатано в типографии Успенской Почаевской Лавры.
3. Минея. Месяц Апрель. 1985. Москва. Издательский отдел Московской Патриархии.
4. Акафист Святому мученику Гавриилу, младенцу Заблудовскому. Издан старанием православного прихода в Заблудове. (Место и год издания не указаны).
5. Доклад диакона Алексея Кирилловича. Почитание Святого Мученика младенца Гавриила. Журнал ELPIS, 1999, № 14. (На польском языке).
6. Протоиерей Георгий Сосна. Святые места и чудотворные иконы. Православные святыни Белостокской земли. Белосток, 2001. (На польском языке).
5. Чудесные исцеления по молитвам Святому младенцу Гавриилу. «Гродненские Епархиальные Ведомости» 1909, № 31.
6. Гродненские Епархиальные Ведомости от 17 августа 1908 года.
7. Православный календарь для семейного чтения на 1995 год. Санкт Петербург. 1994.
8. Журнал «Православная Русь», 1992, № 22. Джорданвилл. США.
9. Газета «Жизнь Волыни», № 221 от 2 сентября 1913года.
10. Журнал «Русский инок» за 1914 год.
13. Святая юность. Рассказы о святых детях, детстве и отрочестве святых. Москва. 1994.
14. Анатолий Степанов. Делатель любви. (Жизнь и подвиги вождя Черной Сотни, священномученика, протоиерея, Иоанна Восторгова).
15. Полное собрание сочинений протоиерея,  Иоанна Восторгова. Том 5. Санкт Петербург. 1998, предисловие Алексея Cветозарского «Пастырь добрый».
16. «Православные русские обители». Санкт-Петербург, 1910.
17. Архиепископ Антоний (Храповицкий). Беседа Архипастыря с г. А. Чижевским, сотрудником «Жизни Волыни» (№ 221 от 2 сентября 1913 года). Журнал «Мирный труд» (Харьков), 1913, № 9.
18. Святой отрок Гавриил. Дело об антисемитской агитации в московском соборе Василия Блаженного, в связи с обнаружением в нем усыпальницы мученика Гавриила. Отзвуки дела Бейлиса. Журнал  «Революция и Церковь», 1919, № 6-8.
Составитель - Александр Валентинович Катрич.

 

 

Архивное дело: частный архив, генеалогия, история семьи, составление родословных



 Биография

Алфавитный перечень документов


Архивные новости


Ономастика - история фамилии


Партнёры сайта



Генеалогия в Украине

Кольцо генеалогических сайтов

Генеалогия евреев местечек Волыни и Слуцкого уезда. Фамилии: Перельмутер, Лангер, Фельдман, Шидловер. История цадиков Тверских из Макарова-Бердичева


© Copyright 2002-2016

Архивное дело. Генеалогия. Родословные. Поиск.



Rambler's Top100 Наши друзья: Mail.ru Рассылка 'Генеалогия, история семьи'